Автор Тема: Хим. Защита  (Прочитано 22612 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн Андрей

  • Старожил
  • ****
  • Сообщений: 491
  • Андрей
    • Просмотр профиля
Re: Хим. Защита
« Ответ #15 : 21 Декабрь 2010, 17:57:51 »
1. Коробки противогазовые марки В (цвет желтый)
Защищает от кислых газов и паров (хлор, диоксид серы, гидрид серы, цианистый и хлористый водороды, фосген и др.), хлор- и фосфорорганических ядохимикатов.

2. Коробки противогазовые марки КД (цвет серый)
Защищает от аммиака, гидрида серы и их смеси.

3. Коробка противогазовая марки Г (цвет жеелтая с черной полосой)
Защищает от паров ртути и ртутьорганических соединений.

4. Коробка противогазовая марки Е (цвет черный)
Защищает от мышьяковистого и фосфористого водорода.
Андрей

Оффлайн Андрей

  • Старожил
  • ****
  • Сообщений: 491
  • Андрей
    • Просмотр профиля
Re: Хим. Защита
« Ответ #16 : 21 Декабрь 2010, 18:00:44 »
5. Коробка противогазовая марки М (цвет красный)
Защищает от оксида углерода в присутствии паров органических веществ,кислых газов, аммиака,мышьяковистого и фосфористого водорода.

6. Коробка противогазовая марки СО (цвет белый)
Защищает от оксида углерода

7. Коробки противогазовые МКФ, БКФ (цвет защитный)
Защищает от кислых газов и паров,органических паров мышьяковистого и фосфористого водорода(но с меньшим временем защитного действия, чем коробки марок А и В).

8. Коробка противогазовая марки К (цвет зеленый)
Защищает от аммиака,оксида этилена.
Андрей

Оффлайн Андрей

  • Старожил
  • ****
  • Сообщений: 491
  • Андрей
    • Просмотр профиля
Re: Хим. Защита
« Ответ #17 : 21 Декабрь 2010, 18:02:00 »
9. Патрон защитный универсальный ПЗУ-ПК
Защищает от оксида углерода от 2 до 5 часов (при температуре от -30 до +40°С), а так же от аммиака, хлора и других АХОВ.

10. Дополнительный патрон ДПГ-3
Защищает от аммиака и демитламина и значительно повышает защиту от хлора, гидрида серы,и других АХОВ.
Андрей

Оффлайн Андрей

  • Старожил
  • ****
  • Сообщений: 491
  • Андрей
    • Просмотр профиля
Re: Хим. Защита
« Ответ #18 : 21 Декабрь 2010, 21:23:23 »
Противогаз Горного института. 1916г.
Еще задолго до возникновения необходимости создания поливалентного противогаза, наряду с влажными масками появились предложенные различными организациями сухие противогазы. Среди этих предложений необходимо прежде всего отметить противогаз типа Горного института в Петрограде. Уже летом 1915 г. в Горном институте была разработана схема противогаза (А. А. Трусевичем), в основу которой легли некоторые конструкции, ранее использовавшиеся в спасательном деле по горной промышленности. Сведений о первоначальной эволюции противогаза мне получить не удалось. Известно лишь, что поглотительная масса, помещавшаяся в коробке этого противогаза, состояла из натронной извести и что фильтр (коробка) соединялся с дыхательными путями посредством загубника, т, е. особо устроенного резинового мундштука с выступами, заходящими за губы и снабженными захватами для зубов.
В одном из цитированных выше протоколов испытаний противогазов Петроградской комиссией, созданной по приказу принца Ольденбургского, указывается, что 8 июля 1915 г, был подвергнут испытаниям образец такого противогаза (председателем комиссии был директор Горного института проф. Шредер), причем была констатирована значительная мощность этого прибора по отношению к хлору.
В сентябре был окончательно сконструирован новый образец этого противогаза и, повидимому, уже прошел некоторые испытания в Петрограде, так как выступавший на заседании Московской экспериментальной комиссии 28 сентября представитель Петрограда медик Н. А. Иванов заявил, что предполагается крупный заказ таких противогазов для армии. Новый образец противогаза уже имел измененную по сравнению с первым образцом поглотительную массу. Помимо натронной извести в ее состав входил уголь, предложенный Н. Д. Зелинским еще в июне 1915 г. (о чем речь будет ниже). Однако так как изобретатели противогаза не знали способа активации угля, то вплоть до весны 1916 г. они использовали для примеси к натронной извести обычный печной уголь.
По требованию экспериментальной комиссии в Москву было выслано 10 экземпляров таких противогазов, причем получилась некоторая задержка. Только 20 октября было приступлено к испытанию этих противогазов. Присланные экземпляры были признаны негодными. Принятая комиссией резолюция гласила:
«Судя по опыту Комиссии с Петроградской маской, сухой противогаз, находящийся в коробках, достаточен, чтобы очистить вдыхаемый воздух от примеси в 0,15% ядовитых газов (хлора 0,1% и фосгена 0,05%) и защитить от отравления ими.
Но так как из 8 испытанных Петроградских масок в 6, вследствие наступившего буквально задушения, вообще дышать было невозможно, то ясно, что присланные Петроградские маски, а следовательно и другие, приготовленные точно таким же образом, совершенно непригодны для всеобщего пользования».
Хотя приведенное заключение вполне ясно указывало на полную непригодность противогаза Горного института и на необходимость коренных изменений их конструкции, дальнейшая его судьба повернулась странным образом. Этот противогаз в скором времени после мелких переделок был принят и заказан в количестве 3,5 млн. экземпляров.
В первоначальном образце противогаза Горного института (коробка содержала только натронную известь), клапанная система распределения не была достаточно совершенной (рис. 1, 2). Вследствие этого выдыхаемый воздух частично проходил через поглотительную массу, причем наступала реакция присоединения воды и углекислоты к извести. Как известно, эта реакция помимо значительного теплового эффекта сопровождается вспучиванием извести и увеличением ее объема. В результате уже через короткий промежуток времени поглотительная масса «спекается» и наступает отмеченное комиссией задушение. Вскрытые после короткого пользования коробки противогаза обнаруживали вместо гранулированного поглотителя буквально камень. Добавка к натронной извести угля мало улучшила положение дела. Те же самые явления спекания обусловливали чрезвычайно высокое сопротивление дыханию в противогазе, измеряемое несколькими десятками миллиметров водяного столба.
Настойчивые изобретатели из Горного института, однако, не были обескуражены неудачей московских испытаний. Имея поддержку принца Ольденбургского и доц. Н. А. Иванова, в то время уже начальника 2-го отдела Управления принца Ольденбургского, они уже перестали обращать внимание на заключения Экспериментальной комиссии; Между тем, комиссия в январе 1916 г. на основании испытаний вынесла решение о непригодности язычкового клапана (9 января), испортившегося при непродолжительном хранении в комнате. В марте 1916 г. комиссия вторично испытывала противогаз Горного института, когда он был прислан после некоторых незначительных исправлений. На этот раз также не было вынесено окончательного решения по поводу этих противогазов и было признано необходимым провести более детальные испытания и указано на несовершенства клапанного распределения дыхания.
Уже в марте, несмотря на эти неблагоприятные для противогаза заключения, был дан крупный заказ для снабжения армии. Этот заказ был сделан уже после того, как официально всеми инстанциями вплоть до ставки был одобрен противогаз Зелинского. Таким образом, армия получила еще один негодный противогаз, на этот раз обошедшийся значительно дороже простых марлевых масок. В апреле и мае эти противогазы появились на фронте. В мае их количество составляло около 5% общего числа противогазов всех типов, имеющихся на руках, к июлю их относительное количество увеличилось уже до 15%. Только к сентябрю 1916 г. после многочисленных протестов этот противогаз пришлось изъять из армии как негодный.
Первоначальный образец противогаза Горного института (рис. 1, 2) был устроен следующим образом: коробка емкостью около 400 куб. см плоско-овальной формы заполнялась сухой смесью, состоящей из натронной извести и обычного печного угля. В верхней части коробки имелись два отверстия, из которых одно закрывалось металлической пробкой, на шейку другого надевался резиновый патрубок. Коробка внутри разделена перегородкой на две части. Перегородка не доходит до дна, и воздух, поступающий через левое отверстие, идет вниз, огибает перегородку и через правую половину коробки поступает в резиновую трубку, оканчивающуюся загубником. Под обоими отверстиями над поглотительной массой имелись металлические сетки, обернутые марлей. Сетка у отверстия, соединенного с резиновой трубкой, была обернута 16 слоями марли. Это делалось для того, чтобы помешать пыли натронной извести и угля попадать в дыхательные пути.
Резиновая трубка, надетая на шейку правого отверстия коробки, имела толщину 3 мм, длину 18 см и диаметр просвета 11–12 мм. Внутри трубки помещался язычковый вдыхательный клапан. На верхний конец трубки надет металлический тройник, согнутый под прямым углом. Второй конец тройника оканчивался загубником из твердой резины (темной окраски) с захватами для зубов. Отверстие загубника имеет 25 мм длины и 6 мм высоты. Сверху на загубник надет широкий лоскут плотной резины, снабженный на концах завязками с крючком и резиновой петлей. Посредством этого приспособления противогаз прикрепляется к лицу.
К верхней горизонтальной трубке тройника прикреплена направленная вниз короткая трубка, внутри которой помещался выдыхательный клапан, устроенный совершенно так же, как и вдыхательный. К противогазу прилагался зажим для носа (наносник) и очки. Дышать в этом противогазе было можно только ртом.
Клапанное распределение дыхания в противогазе Горного института было весьма несовершенным. Выдыхательный клапан подсасывал, а вдыхательный пропускал часть выдыхаемого воздуха в коробку, в результате чего поглотительная масса сильно разогревалась и спекалась. Именно несовершенство клапанного распределения дыхания вызвало, главным образом, массовые протесты по поводу снабжения этим противогазом.
Одновременно с выпуском на фронт первых партий противогаза Горного института велась дальнейшая работа по его усовершенствованию. Лоскут, с помощью которого противогаз прикреплялся к лицу, вскоре был заменен маской Кумманта (предложенной еще в ноябре 1915 г.) (рис 3, 4). Была уменьшена также плотность набивки. Однако загубник и носовой зажим были еще оставлены. Партия таких противогазов была выпущена на фронт весною 1916 г. под именем «маски принца Ольденбургского». Это название однако еще не было утверждено официально и противогазом Ольденбургского впоследствии назывался другой противогаз, конструктивно имеющий более резкие отличия от вышеописанного первоначального образца.
Уже в июле 1916 г. во время газовой атаки под Сморгонью (19–20 июля) выяснилась полная непригодность обоих образцов. Одна из дивизий, снабженная этими противогазами, понесла огромные потери, и противогазы Горного института спешно пришлось изъять из обращения.
В одной из имеющихся в моем распоряжении рукописей-донесений о газовой атаке в ночь на 20 июля 1916 г, неизвестный автор (по-видимому, врач) указывает, что во второй волне немцы применили какую-то примесь к хлору, и между прочим думает, что эта примесь (на основании клинической картины отравления) является «цианистым калием» (?). Несомненно, однако, что это был фосген, что особенно ясно видно из описаний нескольких случаев отравления.
Критикуя различные образцы противогазов, автор рукописи указывает по поводу противогазов Горного института:
Она (т. е. маска — Г. И.) имеет такие отрицательные свойства, которые очень затрудняют широкое пользование ею: она сложна по своей конструкции и потому трудно одевается, вследствие чего требуется много времени, чтобы приладить и одеть ее; она тяжела и потому трудно в ней ходить. К недостаткам маски следует отнести и то, что многие забывают продувать ее. Некоторые маски имеют резиновые очки (со стеклышками), соединенные с носовым зажимом. Большей частью при масках имеются отдельно очки и отдельно носовые зажимы. Последние сильно сдавливают нос и причиняют боль.
Автор рукописи далее многократно указывает, что по общему мнению лучшими противогазами из всех имевшихся в частях надо считать противогаз Зелинского-Кумманта.
Управление принца, Ольденбургского долгое время цеплялось за противогаз Горного института, всячески тормозя продвижение противогаза Зелинского. Со своей стороны изобретатели из Горного института делали все возможное для продвижения своего изобретения. Неизвестно, получили ли они какие-либо материальные выгоды, но несомненно, что они были в большом фаворе у принца Ольденбургского. Причиной этого, по-видимому, явилась непосредственная связь изобретателей с управлением противогазовым делом (со 2-м отделом Управления принца Ольденбургского), а также и то, что позднейший усовершенствованный (большей частью за счет деталей, не одобренных Управлением противогазов, различных авторов) образец был назван именем принца Ольденбургского, причем коробка противогаза украшалась соответствующими вензелями. Противогаз «принца Ольденбургского», иначе называвшийся иногда «Горного образца», представлял собою прибор, совершенно не похожий на первоначальной образец «Горного института». Он состоял из плоско-овальной коробки с продольной перегородкой внутри и с двойным дном. В коробке имелись три отверстия : одно входное для поступления воздуха, снабженное вдыхательным клапаном, второе отверстие соединяло коробку с шлемом и третье (снизу коробки) являлось выходным. Из него выходил отработанный воздух. Это отверстие снабжено выдыхательным клапаном. Противогаз снаряжался смесью Горного института (натронной известью с углем, уже приготовленным по способу Н. Д. Зелинского), причем способ снаряжения в разных партиях был различным. В одних партиях смесью снаряжались обе половины коробки, в других одна половина коробки снаряжалась углем, вторая же — смесью угля с натронной известью. И, наконец, были противогазы, снабженные только углем, т. е. принципиально совершенно не отличавшиеся от противогаза Зелинского.
Клапанное распределение дыхания в этом противогазе взято целиком из противогаза Арциховского (см. ниже) и состояло из целлулоидных пластинок, прижимавшихся к муфточкам, снабженным свинцовыми шайбами. Противогазы принца Ольденбургского были изъяты вместе с противогазами Горного института в августе 1916 г. по причине несовершенств клапанного устройства. Фактической же причиной изъятия явилось общественное недоверие к средствам защиты, исходившим из управления принца Ольденбургского. Противогаз принца Ольденбургского изображен на (рис. 5).
Как уже упоминалось, часть противогазов принца Ольденбургского была наполнена только активированным углем, изготовленным по способу Зелинского. Испробовав таким образом самые разнообразные комбинации и потерпев ряд неудач, слишком очевидных, Управление принца Ольденбургского было принуждено перейти на угольный поглотитель Зелинского, с которым в течение года велась до этого открытая борьба, причем в число противников Зелинского удалось втянуть часть его коллег и даже учеников. Переход на поглотитель Зелинского был сделан не без ущерба для только еще налаживающегося производства активированного угля. В конце марта 1916 г. Управление принца Ольденбургского решило просто-напросто изъять из запасов Зелинского половину всего угля, предназначенного для снаряжения партии его противогазов. О необходимости обеспечения запаса угля для снаряжения коробок Зелинского многократно напоминалось из ставки (начальник генерального штаба генерал Алексеев) и особенно от начальника по устройству и службе войск генерала Каменского. Состоящий для поручений при принце Ольденбургском генерал Рейсе отправил генералу Каменскому бумагу, содержание которой сводится к следующему:
Помимо заказа 400000 противогазов Зелинского Упр. Ольдена (так наз. Упр. принца Ольденбургского) приступило к изготовлению 3 миллионов респираторов Уа, т. е. измененного образца Горного института, почему управление просит распорядиться давать Зелинскому только половину всех запасов активированного угля.
Для того, чтобы не получить отказа (к этому времени авторитет Упр. Ольдена стоял уже весьма низко — Н. Ф.) в этой бумаге намекалось, что будто бы в противогазовом отделе выработан новый быстрый способ активации угля».
Противогаз типа Горного института и принца Ольденбургского может служить классическим примером неряшливости и безответственности изобретателей и в особенности пропагандировавшего этот противогаз Управления Ольдена. Сделан он был крайне грубо (за исключением последних партий). Носовой зажим в первых образцах являлся настоящим средством инквизиции. После короткого пребывания в противогазе на носу оставались багровые следы от рифленых металлических щек зажима, на которые действовала сильная стальная пружина. Загубник изготовлялся из черной резины (чуть ли не из калошной) и его было неприятно брать в рот. Подобные приспособления, имевшиеся в английском и особенно американском противогазах, выглядели совершенно иначе. Американцы учли возможность чувства брезгливости у солдат при пользовании загубником и наносником и изготовляли эти детали из белой блестящей резины. В особенности же мучительным было пользование противогазом Горного института из-за вышеотмеченного слишком большого сопротивления дыханию. Едкая пыль, попадающая в дыхательные пути и глаза, усиливала общее неприятное впечатление пребывания в противогазе. Воздух, поступающий из коробки, успевал в ней значительно нагреваться (благодаря разогреванию поглотительной массы), так что уже одно это вызывало тяжелое ощущение духоты.
По словам участников событий 1916 г. было отмечено несколько случаев, когда во время газовых атак коробка противогаза вследствие вспучивания и спекания массы внезапно лопалась по шву с большим шумом. Солдаты, не знавшие истинной причины этого явления, приписывали такой эффект действию немецких газов, что служило поводом полной потери авторитета защитных средств в армии.

Источник: Фигуровский Н. А. Очерк развития русского противогаза во время империалистической войны 1914–1918 гг.

1. Противогаз Горного института.
2. Противогаз Горного института в надетом виде с очками.
3. Противогаз Горного института с шлемом Кумманта.
4. Противогаз Горного института с шлемом Кумманта в надетом виде.
5. Общий вид противогаза Горного образца.
Андрей

Оффлайн Андрей

  • Старожил
  • ****
  • Сообщений: 491
  • Андрей
    • Просмотр профиля
Re: Хим. Защита
« Ответ #19 : 21 Декабрь 2010, 21:30:54 »
Противогаз  Зелинского-Кумманта
Противогаз Зелинского - изобретен в России русским ученым Николаем Дмитриевичем Зелинским в 1915г., является первым в мире фильтрующим угольным противогазом. Принят на вооружение армий Антанты в 1916г.
Еще в июне 1915 г. Н. Д. Зелинскому, работавшему в то время в Петрограде заведующим Центральной лабораторией министерства финансов, пришла мысль использовать уголь для целей защиты от газов. Соприкасаясь по роду своей деятельности с производством спирта, в котором уголь с давних пор применялся для очистки сырца, Н. Д. Зелинский имел в своем распоряжении различные сорта углей и, поставив соответствующие опыты, обнаружил, что уголь действительно является мощным средством для поглощения ядовитых газов. В особенности хорошие качества в этом отношении показал уголь, так называемый «оживленный», т. е. подвергшийся вторичному обжигу, после того, как этот уголь уже использовался для очистки спирта.
О том, каким образом возникла мысль об угле как средстве защиты от газов, Н. Д. Зелинский рассказывает:
«В начале лета 1915 г. в Санитарно-техническом отделе Русского технического общества несколько раз рассматривался вопрос о газовых атаках неприятеля и мерах борьбы с ними. В официальных сообщениях с фронта подробно описывалась обстановка газовых атак, случаи поражения от них и немногочисленные случаи спасения солдат, находившихся на передовых позициях. Сообщалось, что те оставались в живых, кто прибегал к таким простым средствам, как дыхание через тряпку, смоченную водой или уриной, или дыхание через рыхлую землю, плотно касаясь ее ртом и носом, или, наконец, спасались те, кто хорошо покрывал голову шинелью и спокойно лежал во время газовой атаки. Эти простые приемы, спасшие от удушения, показывали, что в то время, по крайней мере концентрация газов в воздухе была хотя и смертельно ядовитой, но все же незначительной, раз можно было спасти себя такими простыми средствами.
Это последнее обстоятельство произвело на нас большое впечатление, и обсуждая затем вопрос о возможных мерах борьбы с газовыми атаками, мы решили испробовать и применять также простое средство, действие которого было бы вполне аналогично действию материи солдатской шинели или гумусу почвы. Как в том, так и в другом случае ядовитые вещества не химически связывались, а поглощались, или адсорбировались шерстью и почвой. Такое средство мы думали найти в древесном угле, коэффициент адсорбции которого по отношению к постоянным газам, как это известно, много больший, чем для почвы».
В чем же состоял способ активации угля, предложенный Н. Д. Зелинским? Первые лабораторные методы активации, использованные Н. Д. Зелинским, были основаны на применении в качестве активирующего средства разбавленного спирта. В докладах 6 ноября в ЦВПК в подотделе по борьбе с удушливыми газами, 15 ноября в Военно-химическом комитете и 24 ноября в заседании Экспериментальной комиссии Н. Д. Зелинский описал два способа активации угля.
Первый способ заключался в обжиге березового или липового угля-сырца при доступе воздуха в подовой или колосниковой печи с целью удаления из угля продуктов сухой перегонки (смол) и затем в пропитке угля летучими органическими соединениями (метиловым спиртом, этиловым спиртом, уксусным, петролейным или этиловым эфирами) и вторичном обжиге этого угля в ретортных печах при малом доступе воздуха. Н. Д. Зелинский указывал, что введение в поры угля веществ с высокой упругостью пара способствует быстрому освобождению углистой массы от адсорбированных ею при предварительном обжиге тяжелых углеводородов и тем самым сообщению углю большей пористости, и, следовательно, большей удельной поверхности. Для получения особо высокоактивных углей с активностью в 30–40% пропитку и повторный обжиг производят еще один или несколько раз.
Второй способ, примененный Н. Д. Зелинским, на практике отличался от первого только тем, что во второй стадии обработки уголь пропитывался вместо спирта водой. По объяснению Зелинского обжиг угля, предварительно пропитанного водой, при высоких температурах приводит к образованию водяного газа, что способствует разрыхлению угля. При этом процесс должен вестись следующим образом: хорошо обожженный в подовых печах уголь-сырец гасится водой и во влажном состоянии вновь вносится в подовую печь, где нагревается в течение 2 час. до ярко-красного каления и затем на 2–3 часа оставляется в печи без доступа воздуха («томится»). Применяемая для пропитки угля вода должна быть мягкой.
Разнобой и неразбериха, царившие в учреждениях Военного ведомства и военно-промышленных организациях, послужили причиной ряда ошибок в области производства противогазов Зелинского. Так, вместо одного типа противогазов, каждый завод, их производивший, стал вырабатывать свой тип. В результате почти одновременно появились три образца противогазов Зелинского-Кумманта: 1) Петроградский, 2) Московский и 3) Казенного завода. Хотя по своему устройству и особенно защитным качествам эти образцы мало отличались друг от друга, их одновременное появление в армии вызвало недовольство и нарекания среди войск. Дело в том, что различные части получали на руки различные типы противогаза. Иногда в одной и той же части офицеры снабжались одним типом, солдаты другим. Последние, естественно, думали, умудренные горьким опытом с прежними образцами противогазов, что качества офицерского противогаза значительно выше, и выражали свое негодование почти открыто.
Помимо этого обстоятельства имелись и другие моменты, содействовавшие возникновению и такого недовольства. Производство противогазов велось полукустарным порядком. Уголь набивался в коробки вручную. Естественно, что плотность набивки резко колебалась в различных экземплярах противогаза и некоторые из них быстро оказывались негодными вследствие «перетирания» угля при носке противогаза. Так как в противогазах у солдат это перетирание происходило значительно быстрее, чем у офицеров, то возникали новые поводы для недовольства.
С мая месяца 1915 г. в армию стал поступать первый тип противогаза Зелинского, так называемый «противогаз Зелинского-Кумманта Петроградского образца». Коробка этого противогаза имела прямоугольную форму с размерами 200 X 80 X 50 мм. Нижнее дно коробки снабжено горловиной высотой в 1–2 см и внутренним диаметром 22 мм. Эта горловина закрывалась корковой пробкой, привязанной к ушку, имеющемуся на коробке, бечевкой. В верхнее дно впаяна такая же горловина несколько более высокая. На нее надевался шлем Кумманта. Несколько отступя от верхнего дна помещалась припаянная к стенке коробки металлическая сетка, под которой имелся слой марли с тонкой ватной прокладкой. Такое же устройство имелось и у нижнего дна коробки. Между сетками помещался активированный по способу Н. Д. Зелинского уголь с размерами зерен около 3–6 мм. Длина угольного фильтра составляла 174 мм. На коробку надевался жестяной колпак, предохраняющий маску во время носки противогаза от повреждений. Коробка и колпак снабжались ушками, через которые была пропущена тесьма. С помощью этой тесьмы противогаз носился на боку и довольно легко приводился в боевое положение. Дыхание в противогазе, как и в других его образцах, — маятниковое, т. е. вдох и выдох производились через угольный фильтр. Благодаря этому в противогазе Зелинского имелось большое вредное пространство, которое обусловливало трудность дыхания. Для облегчения дыхания рекомендовалось время от времени закрывать нижнее дно рукой и производить сильный выдох. При этом воздух выходил между ушами и при следующем вдохе под маску попадало некоторое количество свежего воздуха.
В первых образцах противогаза Петроградского типа маска имела ряд существенных недостатков: малый размер очков, отсутствие носового отростка для протирания запотевших очков, неудачный покрой шлема, слишком обжимавшего некоторые части лица, от чего затруднялось кровообращение. Весной 1916 г. вопрос о клапанном распределении дыхания в противогазе находился еще в стадии разработки. Предложенные различными лицами системы клапанов, несмотря на удовлетворительную в общем работу, не нашли еще себе применения в армейском образце противогаза. С одной стороны, это происходило по причине трудностей, связанных с массовым производством клапанов, с другой стороны, на клапан смотрели как на наиболее уязвимое место в противогазе. В особенности в этом отношении была памятна неудача с клапанами в противогазе Горного института. Поэтому хотя введение клапанов в угольный противогаз и имелось в виду, практическое решение вопроса откладывалось до появления более надежного образца клапана.
В марте 1916 г. был спроектирован подобный вышеописанному противогаз Зелинского-Кумманта Московского образца. Он отличался от Петроградского образца лишь размерами и формой коробки. Сечение коробки этого образца овальное (эллипс), площадь сечения около 60 кв. см. Высота коробки 200 мм, длина большой оси эллипса — 110 мм, малой — 67 мм. Верхняя горловина имеет несколько больший диаметр по сравнению с Петроградским образцом (25 мм). Первые партии этого противогаза не имели припаянного дна и нижней горловины. Коробка закрывалась снизу крышкой из жести, под которой сразу помещалась сетка. Однако неудобства такой крышки, которую надо было открывать при пользовании противогазом, скоро сказались. Крышка легко отламывалась и мешала при ходьбе в надетом противогазе. Поэтому в последующих партиях противогаза нижнее дно уже припаивалось к коробке и снабжалось горловиной диаметром 40 мм. Пробка, которой закрывалось нижнее отверстие, была выштампована из жести и имела снаружи резиновый поясок. В остальном по устройству противогаз был одинаков с Петроградским образцом. Надо лишь отметить, что объем угольного фильтра в этом образце был несколько большим по сравнению с Петроградским, а именно составлял 1000 куб. см (в Петроградском образце — 700 куб. см. Зато размеры зерен здесь были несколько большими.
Третий тип противогаза Зелинского-Кумманта назывался противогазом Казенного образца или точнее типа Казенного противогазового завода. По наружному виду он походил на Московский тип и был лишь несколько короче последнего. Коробка имела эллиптическое сечение с осями 110X70 мм, высота 135 мм. Корпус имел три зига выпуклых и два вогнутых для увеличения прочности. Отделка этого противогаза была несколько лучшей, чем у обоих вышеописанных образцов.
Резиновые шлемы Кумманта, составляющие одну из главных частей всех вышеописанных типов противогазов, встречались двух образцов. Первый тип был малоудобен по форме, давал небольшое поле зрения и не имел приспособлений для протирания очков. Во втором типе шлема эти недостатки были частично устранены.
Несмотря на отсутствие каких-либо перспектив в отношении создания принципиально нового противогаза, многие из видных деятелей противогазового дела почти открыто высказывали отрицательные мнения о противогазе. Конечно, главной причиной потерь была необученность войск, что впоследствии было в значительной степени устранено, и противогаз с успехом применялся для защиты войск. Еще в 1916 г. потери войск при газовых атаках составляли около 20%, но уже к зиме, когда сказался эффект обучения, потери снизились до 2–3%. В 1917г. с тем же противогазом потери не превышали 1/2%.
Критика противогаза тем не менее была полезной и заставила развернуть широкую исследовательскую работу, направленную на его усовершенствование. Значительное число работников противогазовых лабораторий вплотную занялись вопросами изыскания новых конструкций противогазов, и уже в ближайшие месяцы результаты этих работ позволили найти пути к значительному усовершенствованию существующих образцов.

Источник: Фигуровский Н. А. Очерк развития русского противогаза во время империалистической войны 1914–1918 гг.
Андрей

Оффлайн Костян-85

  • Соратник
  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 759
  • Костян
    • Просмотр профиля
Re: Хим. Защита
« Ответ #20 : 15 Январь 2011, 00:38:32 »
Кто то марки, кто то монеты, а человек противогазы.             ;D

Incvizitor

  • Гость
Re: Хим. Защита
« Ответ #21 : 15 Январь 2011, 03:05:14 »
а что есть про ФВУ, встраиваемые в здание, квартиры и т.д.?

Dostalker

  • Гость
Re: Хим. Защита
« Ответ #22 : 02 Сентябрь 2011, 15:24:05 »
Может кто посоветовать не дорогой магазин в москве для покупки противогазов?