Автор Тема: Проза  (Прочитано 18237 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

WaRWaR

  • Гость
Проза
« Ответ #15 : 14 Январь 2013, 11:40:04 »
не люблю прозу,сильнамногабукаф! :)

Оффлайн Romson

  • Соратник
  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 9218
  • V e n i, v i d i, f u g i Пришел, увидел, убежал
    • Просмотр профиля
Проза
« Ответ #16 : 14 Январь 2013, 11:46:16 »
не люблю прозу,сильнамногабукаф! :)
Ага, комиксы наше все  ;D ;D ;D
СТРАТАГЕМА № 7 "Извлечь нечто из ничего"
«Видишь суслика? — Нет. — И я не вижу. А он есть!» (ДМБ)

WaRWaR

  • Гость
Проза
« Ответ #17 : 14 Январь 2013, 11:56:31 »
неее,там сильно многа картинок,тоже ни асилю!  ;D

Оффлайн Лючия

  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 3548
    • Просмотр профиля
Проза
« Ответ #18 : 14 Январь 2013, 18:47:19 »
Меня тоже раздражают эти слова, особенно обороты речи. " Ты не сделаешь этого!", " Мне нужна эта работа!" , вот что люди ждут в ответ - " Ладно, оставайся." Когда я это слышу , я вспоминаю дворянок ,которые не смогли сбежать после революции - им приходилось слушать большевистский "новояз" . И на меня снисходит смирение.

Оффлайн Headhunter01

  • Стрелок
  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 1763
    • Просмотр профиля
Проза
« Ответ #19 : 14 Январь 2013, 20:10:44 »
Думал тут позы, а тут оказываются прозы,  не моя тема ;D ;D ;D
Моя работа следить за Вашей профессиональной судьбой!

WaRWaR

  • Гость
Проза
« Ответ #20 : 14 Январь 2013, 20:15:40 »
+1 
позы намного интереснее,чем проза  ;D

Оффлайн serikus

  • Соратник
  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 2489
    • Просмотр профиля
Проза
« Ответ #21 : 22 Январь 2013, 15:26:06 »
Про беременность и роды.
Быть беременной мне не понравилось. В первые месяцы мне постоянно хотелось спать и блевать, а в последние месяцы у меня был такой огромный живот, что моему мужу приходилось возить меня по квартире на инвалидной коляске. Однажды, когда его не было дома, мне захотелось поесть яблок, и я пошла к холодильнику. Открыв дверь, я присела, чтобы добраться до нижней полки, где хранились яблочки. Яблочко я взяла, а вот встать на ноги в исходную позицию у меня не получилось, поэтому я ввела немытое яблочко в рот цельным куском и поползла на четвереньках к дивану, чтобы от него уже оттолкнуться и встать. Коты в ужасе шарахались от меня. У меня постоянно было хуёвое настроение. А еще у меня страшно чесался живот, и вообще, набранные 30 кг веса не оставили никого равнодушным. Знакомые смотрели на меня и говорили бляяяяяять. Особенно смешно это смотрелось еще и потому, что я не поправилась в ширь, а живот у меня просто выехал вперед, типа он лоджия. Было очень тяжело сидеть за столом, вся еда шла мимо рта и падала на живот. Спать тоже было очень неприятно. На спине не полежишь, на боку тоже. Ночью в туалет я вставала через каждые 40 минут. Поэтому сон был не сон, а дурацкая борьба с животом. Иногда я плакала и мечтала о том, что вот рожу и высплюсь. Хуй там. Но об этом позже. Меня до сих пор бесит, когда говорят, что беременность — это счастливое время. Отсыпайся, типа. Счастливыми в это время бывают только женщины, которые не в себе. А обычному человеку никогда не будет приятно находиться в состоянии дискомфорта и иметь при этом непривлекательную внешность (и не надо говорить, что беременные красивые — это наглая ложь, выдуманная для того, чтобы поддержать несчастных животастых женщин, которые почему-то так любят беременные фотосессии). Родов я боялась еще с детства. Начитавшись сообщества беременных, я поняла, что ключевая фишка в родах – это клизма. Ее я и боялась. Поскольку мне предстояло плановое кесарево на 38неделе, я еще и очень боялась родить раньше срока. Последние 2 недели перед родами я дважды будила мужа, и мы бежали в роддом по встречной полосе, я типа рожала. Странно, но меня никто не ругал за ложные схватки. Только муж после второго раза перестал мне верить, поэтому когда 15го октября я встала и сказала, что я сегодня рожу, он только махнул рукой и сказал – ну да, ну да. И мы поехали на плановый осмотр к гинекологу. Я на всякий случай взяла с собой зарядку. На осмотре мне сказали. Ой у вас уже большое раскрытие, вы разве не ощущаете схватки. Я сказала, что схватки я ощущаю последние 8 месяцев. Но мне никто не верит, так что нет – считайте, что не ощущаю. Меня спросили ела ли я что с утра, и я сказала, что немного перекусила перед визитом к врачу – 2 вареных яйца, стакан молока, 4 бутерброда с сыром, полстакана орехов, курагу и 2 помидора. И чай. И пору ложек сгущенки. Мне сказали, идите на 3й этаж, там ваша комната, роды в 16.00. Я спросила когда клизма? И на меня тревожно посмотрели. В комнате мне сразу понравилось, потому что она была большая, и для мужа уже была застелена постель. В комнате мне поставили капельницу, велели больше не перекусывать и не пить воды и прислали тетку, которая меня переодела в смешную казенную одежку с мишками. Я терпеливо ждала клизмы. И стала сообщать всем знакомым посредством мобильной связи, что я, мол, сегодня рожаю. Ох, лучше бы я этого не делала, но кто ж знал. Где-то около 15.00 мне принесли подписать бумагу, которая гласила, что если я помру в родах, то я сама виновата. Я радостно подписала ее и спросила когда клизма. Через пять минут пришла медсестра и сказала, что, мол, мне сказали, что вы желает клизму. Я сказала ей, что клизмы я не желаю, но раз ее уж будут делать, то я хочу подготовиться. Она сказала, что мы клизмы обычно перед родами не делаем, но если вы настаивате, то давайте вам сделаем. Я сказала – ну нет так нет. И обрадовалась. Это было первым, чему я обрадовалась за всю беременность. Через минуту меня повезли в операционную. А мужа отправили в другую комнату переодеваться в костюм хирурга. В операционной мне сделали эпидуральный укол в спину, и я перестала чувствовать свои ноги. Мне и так не было видно своих ступней вот уже месяца три из-за огромного живота, а тут мне было и не видно их, и не слышно. Очень интересное ощущение. Такое впечатление, что ноги – это два огромных опухших столба, которые не ваши и которые лежат отдельно от вашего туловища, да еще и в странном положение – 2 позиция в балете. В комнату набились люди в масках, и в какой –то момент один из них наклонился и поцеловал меня. Прошло минут пять прежде, чем я поняла, что это мой муж. Так я думала, что это услуга такая в роддоме – поцелуй постороннего мужика. Муж тоже был хорош, он бегал по операционной и щелкам фотоаппаратом каждый угол, при этом заставляя людей в масках улыбаться. Из того, чего я не ожидала – это огромное кол-во народу в комнате, но потом мне объяснили, что на каждого ребенка положено по педиатру и по 2 медсестры, поэтому так. Еще через мгновение у меня перед глазами натянули ширму. Пришел мой врач и спросил как я себя чувствую. Я сказала, что охуительно. Лежать в комнате, набитой людьми, в пижаме с мишками во второй позиции, с голым животом и еще неизвестно чем – моя голубая мечта. Врач запросил музыку, но получил шиш, и меня стали резать. Я ничо не чувствовала, и это меня беспокоило. А врача беспокоило то, что мой муж щелкает все, что видит. В итоге, его попросили сесть у изголовья жены и сидеть там до конца. Через пять минут из меня вытащили моего первого младенца, и он сказал ааааааааа. Мне сказали, что это хорошо, и унесли его вытирать. Еще через минуту вытащили второго, который сказал точно такие же слова. Его тоже понесли помыться и еще через 3 минуты мне выдали обоих в смешных шапках. Я смотрела на них и думала – ах вот что у меня чесалось в животе. И не ощущала решительно ничего. Нас вчетвером сфотала медсестра, детей увезли наверх, меня обрадовали тем, что у обоих детей апгар 10/10, и это редкость для близнецов. А затем меня повезли обратно, и все стали аплодировать, будто мы только что все вместе приземлились на самолете с одним двигателем, которым управляла пьяная стюардесса. Я не поняла почему, но тоже стала, а муж меня ударил по рукам – не хлопай, сказал, это тебе хлопают, скромнее себя веди. Меня ненадолго завезли в реанимационное отеделение, где мне под простынь просунули трубу с горячим воздухом. Для подогреву. Минут через пять меня уже везли в палату, где на ушах стояли все родственники, окружив кроватку с двумя пупсами. Пупсов осматривала педиатр. А про меня типа забыли. Потом про меня вспомнили и снова начали апплодировать. Меня эти апплодисменты страшно бесили, потому что я была одета не по уставу и не ощущала своих ног. Еще меня напрягал тот момент, что у меня был катерер и кулек с мочой. Потом стали приходить люди. Кто был у меня на свадьбе, помнит, сколько там было народу. Вот они и пришли. В роддоме нет часов посещения, можно заходить когда тебе захочется. Если бы вы знали, как меня заебали посетители за те 2 дня, что я там пролежала. У меня в руках был шнур с кнопкой, на которую мне надо было нажимать, когда у меня болел шов. Я нажимала на эту кнопку каждые 15 минут, но потом мне сказали, что это плацебо, то есть наебка, все равно обезбаливающее не поступает чаще раза в час. И это мне тоже не понравилось. Ночью, через каждые 2,5 часа мне привозили детей на кормежку. Когда я слышала, что по коридору едет телега с детьми, я делала вид, что я мертвая, но медсестра это не хавала, настойчиво, но вежливо будила меня словами — ваши дети хотят есть. Мне все время хотелось крикнуть ей — ну и покорми их, мне больно их кормить! Но я этого не делала, так как не хотела, чтобы обо мне плохо думали. И да, кормить мне было очень больно. Я допускаю, что некоторым это не больно, но из числа моих знакомых больно было всем, по крайней мере первые пару месяцев. И еще у меня было постоянное чувство усталости, потому что на сон у меня не было никакого времени. Двух часов тревожного сна в сутки мне не хватало. Потом нас выписали и началось то, чего не пишут в книгах. Я потом расскажу, если кому интересно. После роддома. Продолжение. Из роддома меня выписали на 2й день. Если б я знала, какое заподло меня ожидает дома, я бы сломала себе руку и ногу и, возможно, нос, чтобы полежать в роддоме подольше. В роддоме мне нравилось все, начиная с питания и заканчивая тем, что там меня аккуратно помыли шваброй, типа я мерседес. Дома меня ждали голодные рыбки в аквариуме, умеренно сытые коты, несобранный урожай арбузов в фермерской игре и 2 орущих кулька, которые я принесла с собой из роддома. Наверное, самый длинный сон у нас с мужем произошел в первую ночь дома, потому что мы наладили радио-няню, уложили детей спать по своим кроваткам в их комнате, а сами легли у себя в спальне. Ну, мы не знали, что у радио-няни сядут батарейки и проспали 3 часа, проснувшись от адских криков из детской. После этой ночи мы с мужем переселились в детскую. Дети просыпались, я кормила одного, пока муж менял подгузник второму, потом мы менялись детьми, я кормила второго, потом опять первого, потому что нам казалось, что он недоел. В это время второй засыпал, но просыпался ровно тогда, когда первый заканчивал есть, и мне приходилось снова его кормить. Первые 3 месяца мне казалось, что эта круговая порука никогда не закончится. При этом мы вели журнал, где записывали по времени кто сколько поспал, поел, пописал и покакал. Мы начали вести журнал после того, как перепутали детей и покормили одного и того же дважды, а второго оставили голодным. После этого случая мы покрасили одному ребенку ноготь на ноге, но потом правда забыли которому покрасили. Тогда мы налепили им на грудь пластыри с именами. Наверное, мне повезло, потому что мне очень помогал и помогает муж. Я не понимаю как можно справиться с ребенком дома одному. Даже если это не двойня, а один ребенок. Первые месяца 4 нам помогала свекровь – она готовила еду, потому что у меня не было времени даже сходить в туалет. Походы в душ были для меня праздником. И это при том, что мы взяли дневную няню, когда детям исполнилось по полтора месяца. Даже если я отходила на секунду в магазин, я боялась, что сейчас меня собьет грузовик, в больнице не смогут найти моей резус-отрицательной крови, и мои дети останутся без еды. Потому что я ощущала себя едой. И мне было жалко себя, и я много плакала. Где-то на 5м месяце муж решил показать меня специалисту и мне диагностировали послеродовую депрессию. Диагноз мне понравился, и мне очень хотелось , прикрывшись им, прекратить кормить детей грудью и перейти на искусственное вскармливание, но чтение ебаного сообщества «лялечка» убедило меня в том, что я эгоистка и что надо кормить и дальше. По правде говоря, с каждым месяцем мне становилось все легче и легче, ведь к недосыпам привыкаешь. Когда детям исполнилось по 5 месяцев, я вышла на работу. Я продолжала кормить их ночью и утром, а на работе сцеживалась и приносила вечером молоко, чтобы няня на след. день его им скормила. Не знаю почему, но молока у меня было дохуя, не побоюсь этого слова. Так продолжалось до 7, 5 месяцев. Потом они сами перестали есть ночью, наверное, потому что мы стали давать им вечером каши. И я постепенно свернула грудное вскармливание. Я думала, что все, наконец-то я теперь посплю. Хуй. У них стали лезть зубы. И ночами они спали, просыпаясь на поорать каждый час и никогда не одновременно. Нам приходилось идти в комнату, брать на руки, качать, успокаивать и снова укладывать. И так по 24 раза за ночь (по 12 на человека в среднем). Мы пробовали совместный сон, но он у нас не сложился от того, что я чутко спала и мне все время казалось, что кто-то из детей упал на пол. Один раз ночью муж застал меня ползающей на четвереньках по полу и ищущей детей, хотя они при этом спокойно спали у себя в кроватках. Сейчас моим детям почти по 2 года. Они все еще неважно спят, потому что не все зубы еще вылезли, но мы привыкли. У нас есть своя система (по ребенку на человека), благодаря которой мы стали более лучше одеваться (зачеркнуто) спать. Из хорошего что могу сказать. Дети – это прекрасно Ничто не может сравниться с ощущением, когда ваш ребеночек в парке бежит к вам с криком папааа (а вы – мама) с чем-то зажатым в маленьком кулачке. Он разжимает кулачок, а в нем – сухая собачья какашка. И он улыбается ртом с редкими зубами, и он горд тем, что принес вам какашку. И это да, это счастье.
С уважением, Сергей

WaRWaR

  • Гость
Проза
« Ответ #22 : 26 Январь 2013, 23:57:19 »
Сисадмин мнил себя богом сети...но пьяный электрик,грубо развеял этот миф

Оффлайн ~XX~

  • Стрелок
  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 10244
    • Просмотр профиля
Проза
« Ответ #23 : 29 Январь 2013, 00:25:07 »
Однажды, вскоре после выхода "Возвращения Короля" в эхе рувепон был задан провокационный вопрос 'а что из современного оружия - исключая БОВ, штурмовую авиацию, ЯО и ТЯО - лучше всего было бы применить для зачистки тех толп орков которые Джексон нагнал под стены Минас-Тирита?'....
Осторожно, многа букф!
http://eressea.ru/library/library/lrtechno.shtml
ПРЕВОЗМОГАТЬ!!!

Оффлайн Romson

  • Соратник
  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 9218
  • V e n i, v i d i, f u g i Пришел, увидел, убежал
    • Просмотр профиля
Проза
« Ответ #24 : 05 Февраль 2013, 10:35:55 »
Битвы мультфильмов…





Никелодеон все-таки соединился с Джетиксом, и полки уродцев разворачивались в боевой порядок. Пятачок этого уже не видел, развороченный бок не оставлял ему шансов, и только толстая лапа друга держала его в этом мире.
- Винни, - спросил он вдруг, - а мы и правда англичане?
- По рождению, – сумрачно отозвался медвежонок. - Только по рождению.
- У меня штаны клетчатые. Наверное, я шотландец. – Кровь точила по боку тонкой струйкой и говорил Пятачок все тише.
- Конечно, шотландец. Они же самые стойкие воины! – Винни безуспешно попытался сглотнуть комок, вставший в горле. – Я всегда подозревал, что ты Мак Пятак!
- Нет.. О`Пятачок. Так правильнее… и красивее… О`Пятачок вступает в бой… Ты же напишешь… - Пятачок шумно выдохнул. И не вдохнул.
- О, Пятачок… - Медвежонок замер, боясь потревожить друга. Время просто остановилось, пропали и звуки и запахи, пропал весь мир. Пропал и сам Винни, уставший на этой безнадежной войне, и казалось ему, что там впереди ему приветственно машет лапой небольшого роста воин в клетчатых штанах, и надо нагнать его, сказать, чтобы он вернулся, ведь это же ужасная ошибка, да и О`Пятачок скорее ирландская фамилия…

* * *

Карлсон сидел на дереве и отчаянно мерз. Утренний холод пробирал до костей, но комплекту теплой одежды разведчик предпочел десяток противопехотных гранат - вес тот же, а пользы больше. Перелететь через линию фронта днем было нереально - у расплодившихся уродцев были счетвереные пулеметы. Поэтому Карлсон покрывался гусиной кожей, вытирал нос, мрачно оглядывал окрестности, но не двигался с места. Транспорт запаздывал.
- И-и-и, бразза! Лук, лук, хиариз энисинг стрэйндж! - Из подлеска выбралась пара редкостных страшилищ. Они гордо называли себя бобрами, но Карлсон даже после знакомства с Айболитом не мог представить, как из бобра можно сотворить нечто подобное.
А, проклятье! обертка от аварийной шоколадки выпала из кармана!
Ждать было некогда, в любой момент могло подойти подкрепление, и Карлсон ударив по кнопке на животе, кинулся в атаку. Заложив вираж, он с ходу успокоил этого приметливого, и развернулся было ко второму, но тот оказался не прост. Это подобие бобра уже стояло у дерева с "Стингером" на плече, уворачиваться не было никакой возможности, и Карлсон ринулся в крутое пике, желая только подобраться поближе, чтобы и уродца задело осколками.
Отморозок запаниковал, выронил оружие и тонко заверещал от ужаса - лицо падавшего на него Карлсона было перекошеной маской праведного гнева.
- Лови плюшечку, голодяй! - Карлсон как на учениях метнул четыре гранаты, накрывая цель квадратом, и попытался выйти из пике. Попытка окахзалась удачной, пике перешло в бреющий полет над краем болота. За спиной ухнули взрывы, (есть еще один, мелькнула мысль), и что-то мелкое и тяжелое с металлическим стуком цвиркнуло по несущему винту, Карлсона мотнуло, и он на полной скорости врезалс в болото, подняв фонтан брызг. "Врут про свой осколок", - успел подумать летун, после чего мысли закончились.
* * *
Тихим болотным течением вдоль берега влекло здоровенное замшелое бревно. Иногда у этого бревна отрывалась пара цепких золотистых глаз, после чего курс корректировался. Наконец бревно остановилось и разинуло зубастую пасть, из которой деловито выбрался Чебурашка. По свисающей маскировке пушистый малыш взобрался на голову крокодила, снял огромные очки-консервы, вынул из ушей затычки и огляделся.
- Эх, зеленый, чего-то я не вижу его. Неужто опоздали?
- Нет. Все по расписанию. До контрольного времени минута - как раз нам до берега добраться.
- Тогда двинули. Только давай-ка не напрямую, а вдоль во-о-о-он тех камышей. Как-то примяты они странно.
Гена молча заработал хвостом и лапами. На выходах он никогда не спорил с Чебурашкой. Большие, чуткие уши, острое зрение в любое время суток, здравый смысл - все это делало маленькогозверька лидером. В лагере же Чебурашка тушевался, забивался в палатку и занимался каими-то своими мелкими делами, изредка выбираясь погреться у костра и послушать, как Гена поет.
При ближайшем рассмотрени примятость обернулась целой просекой, в конце которой друзья увидели знакомую толстенькую фигуру, лежавшую ничком.
Карлсон был жив, но без сознания.
- Щас, щас мы его, - "товарищ Че" быстро вытащил из небольшого рюкзака аптечку. - Так, глюкоза, адреналин, вена... Готово. Засекай, Гена, время - через пятнадцать секунд встанет.
Карлсон открыл мутные глаза. Потом зашевелил опухшими, разбитыми губами, поминутно отплевываясь:
- Еще глюкозы. Че, дай еще...
- Хватит. Нам еще сколько назад плыть.
- Не боись, у меня в НЗ сто тысяч пачек глюкозы, мне б силы до него добраться.
- Что до Базы, что до НЗ - все одно переться. Так лучше сразу на базу. Да и командир ждет. Гена, поднырни под него, у меня сил не хватит такую тушку наверх затащить.
- Поднырни... Я что, подводная лодка, что ли? - заворчал крокодил, стаскивая постанывающего Карлсона на место поглубже.
- Нет, - совершенно серьезно ответил Чебурашка. - Ты гораздо лучше любой подводной лодки. Я бы не променял тебя на сто тысяч подводных лодок.
Потом он уложил поудобнее Карлсона, снова впавшего в забытье, и накрыл его маскировочной сеткой. И всю обратную дорогу держал его за руку, боясь упустить пульс.

* * *
Тонко очиненый карандаш постукивал по карте, привлекая внимание.
- Противник вышел к линии Болото Ягишны - Ромашково - Простоквашино - Зачарованный лес. Есть опасность вторжения в Джунгли и Север. Паравозик долго оборонялся, но в конце концов его заставили отойти в само Ромашково. Простоквашино оказалось под фланговой угрозой и я предлагаю его оставить.
Малыш поднял голову и обвел собравшихся холодным взглядом. Вроде и цвет глаз не изменился, все тот же голубой - но сейчас вместо летнего неба было северное сияние, стылое и беспощадное.
- Не согласен. - Тут же откликнулся из дальнего угла Дядя Федор. - Я из Простоквашино не уйду.
- Неподчинение приказу? - Взгляд малыша налился тяжестью. - Военное время, знаешь ли...
- А какая мне разница, где лечь? - отозвался Дядя Федор. - Мне уже отступать некуда.
- Это ты, Дядя Федор, правильно говоришь, - подошел сбоку полосатый Матроскин, - нам из Простоквашино уходить нельзя. Там еще как фишка ляжет, а уйдем - все, обратно не возьмем.
- Ладно, Шарик - понятное дело, с коллективом, а ты, Печкин, чего молчишь? Тоже геройствовать будешь?
- Так ить враги первым делом что брать будут? Мосты, банки, почту. Как я им своими руками почту отдам? Не, я в Простоквашино, там на холме сподручно будет.
Тут Малыш заметил, что Печкин необычайно спокоен и суров, на голове бескозырка, а из распахнутого ворота выглядывает чистехонькая тельняшка.
- Ну а это-то зачем? - Командующий жестом показал на бескозырку.
- Да ты просто не в курсе, командир, - засмеялся Дядя Федор, - Печкин в морской пехоте мичманил, да списан был по ранению. Все нормально, все по праву. Ну, скажешь еще что?
- Если решились - держитесь крепче. Против вас Жирный Луи с папашей и всем семейством. И Арнольд. Я могу рассчитывать на вас? Если вы хотя бы вечер продержитесь - я смогу перебросить подкрепление в Зачарованный лес, у них там совсем худо.
- Совсем? - прищурился Дядя Федор, - Сова поди-ка депешу прислала?
- Совсем. - Малыш прошелся вдоль стола с картой. - Пятачка положили, Винни ранен, Иа ранен, ладно хоть легко. Карлсон лично летал.
- Понял. Добровольцев со мной отпустишь?
- Куда вас девать, бери. Но не больше трех, а то знаю я вас - весь личный состав сманите! - Малыш уже даже знал, кто эти добровольцы.
- Тогда мы пошли. Вперед, гвардия, нам еще окопы рыть. Персей, Тесей, Язон - не забоитесь, а?
- Цэ, - отозвался голос, кажется Тесея. - Я на Минотавра одын ходыл - не забоялся. Пошли уже.
* * *
Вечер накрыл Таинственный лес, и чем ближе подходила ночь, тем тише становилось на войне.
- Вот я никак не пойму, говорил Винни-Пух, регулярно прикладыаясь к фляжке. - Кролик, ты же умный, вот объясни мне, что происходит?
- Война, - пожал плечами Кролик. - War never ends. И все такое.
Уши у Кролика понуро свисали из прорезей в каске, очки в очередной раз погнулись, на щеке красовалась длинная царапина, а камуфляж был в таких лохмотьях, словно его драла стая собак. Хотя и в самом деле, была стая каких-то лающих мутантов, но назвать их собаками можно было только в наркотическом бреду.
- И все же не понимаю. Вот смотри, мы - англичане, Карлсон - швед, Маугли - не разберешь, но пусть индиец. Тесей так вообще грек. И еще их там взвод набирается, герои Эллады. Герда - датчанка, Чипполино - итальянец, да и Буратино, говорят тоже наполовину оттуда. - Винни на секунду замолчал, опять промочив горло. - Как так получилось, что мы воюем в России?
- Тебе что-то не нравится? - Кролик попытался изобразить ушами вопрос, но сил уже не хватило. - А как русские бьются ты не видел? При мне Баба-Яга в своем болоте на отряд трансформеров пластилиновую ворону спустила - я думал, поседею. Они же пока ее отогнали половину отряда положили. А она то в ворону обернется, то в собаку, то в корову. А массу-то никуда не денешь. Ты собаку размером с корову видал когда-нибудь? А Двое-из-ларца? Ты где еще таких диверсантов видел? А Серый Волк как бился? Он же в одиночку половину Севера удерживал!
- Да я не о о том, остынь ты - Винни протянул другу фляжечку и с умилением наблюдал, как тот утоляет жажду. - Я понять хочу, почему мне самому с родственниками воевать не противно. Ты же их видел сегодня?
- Видел. - Кролик коротко хохотнул. - Только что-то не понял, вот этот глупый огородник-хлопотун - мой родственник? А этот, в полосатом купальнике - родственник О´Пятачка? Бред. Чем такие родственники, лучше быть сиротой.
- Ага. "Ну и дела!..." - передразнил Винни-Пух. А представь, каково эллинам было. Это вот их боги? А Это - Геракл? В Аид, всех! Персей до сих пор успокоится не может, все порывется под покровом ночи в атаку пойти.
Оба еще по разу приложились к фляжке.
- Вот я одно не пойму, - медленно произнес медвежонок, глядя в костер. - Будет ли подкрепление? Сколько лет мы уже бьемся, а, ушастый? Ты посмотри - Малышу уже скоро полтинник, мы тоже уже не мальцы, даже Дяде Федороу - и тому за тридцать. Где подкрепления? Кто нас сменит?
Кролик молчал и тоже избегал встречаться с медвежонком взглядами.
- А ведь какие имена были... Ладно, промолчу про центр. А вспомни Арменфильм? Киевнаучфильм? Свердловск? Ленинград? Таллин? Где они? Где подмога? Неужели мы - все, что стоит на пути сериальных мутантов?
- Пока все. - коротко отозвался подошедший к огню Малыш. - Вся надежда на то, что те, кого мы защищали все это время и дальше будут звать нас к себе. Чтобы мы защищали их детей. Пока нас помнят - мы в строю. Пока нас зовут - мы будем биться.
.....................
...Ма, включи мультики, - раздался откуда-то издалека тонкий голос, - ну пожалуйста, включи...
СТРАТАГЕМА № 7 "Извлечь нечто из ничего"
«Видишь суслика? — Нет. — И я не вижу. А он есть!» (ДМБ)

Оффлайн Лючия

  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 3548
    • Просмотр профиля
Проза
« Ответ #25 : 05 Февраль 2013, 13:26:38 »
А я думала только меня эти тупые американские мультики достали...

WaRWaR

  • Гость
Проза
« Ответ #26 : 07 Февраль 2013, 17:59:15 »
Встретилось мне тут в одном блоге словосочетание "израильская
модификация М-16".
Заинтересовало, что ж такого евгеи израильтяне в ней намодифицировали.
Не поверите - у нее ствол обрезан!


 ;D
« Последнее редактирование: 07 Февраль 2013, 18:00:49 от Societate Jesu »

Оффлайн Romson

  • Соратник
  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 9218
  • V e n i, v i d i, f u g i Пришел, увидел, убежал
    • Просмотр профиля
Проза
« Ответ #27 : 08 Февраль 2013, 20:47:23 »
Лейтенант морской пехоты США: Никогда бы я не хотел, чтобы русские всерьез стали воевать с нами. Пусть это непатриотично, но я чувствую, что задницу они нам обязательно надерут
Года три назад, сообщает сайт topwar.ru, в одной американской газетке была опубликована почти что исповедь лейтенанта морской пехоты США Майкла Фогетти. В ней описывались события его жизни, происшедшие 40 с лишним лет назад в ходе «одной маленькой, но грязной войны, которую вели США, Алжир, Эфиопия и Сомали». Самому тексту Фогетти необходимо, впрочем, предпослать краткое пояснение: описываемые события разворачиваются в теперь печально знаменитом Аденском заливе. «Tankist», он же «бородатый капитан» – майор Николай Игнатьевич Еременко, командир отдельного батальона 104-й ТБ, приданного миссии ООН.

Исповедь лейтенанта морской пехоты США
Меня зовут Майкл Фогетти, я – капитан Корпуса морской пехоты США в отставке. Недавно я увидел в журнале фотографию русского памятника из Трептов-парка в Берлине и вспомнил один из эпизодов своей службы. Мой взвод после выполнения специальной операции получил приказ ждать эвакуации в заданной точке, но попасть в эту точку мы так и не смогли.
В районе Золотого Рога, как всегда, было жарко во всех смыслах этого слова. Местным жителям явно было мало одной революции. Им надо было их минимум три, пару гражданских войн и в придачу – один религиозный конфликт. Мы выполнили задание и теперь спешили в точку рандеву с катером, на котором и должны были прибыть к месту эвакуации.
Но нас поджидал сюрприз. На окраине небольшого приморского городка нас встретили суетливо толкущиеся группки вооруженных людей. Они косились на нас, но не трогали, ибо колонна из пяти джипов, ощетинившаяся стволами М-16 и М-60, вызывала уважение. Вдоль улицы периодически попадались легковые автомобили со следами обстрела и явного разграбления, но именно эти объекты и вызывали основной интерес пейзан, причем вооруженные мародеры имели явный приоритет перед невооруженными.
Когда мы заметили у стен домов несколько трупов явных европейцев, я приказал быть наготове, но без приказа огонь не открывать. В эту минуту из узкого переулка выбежала белая женщина с девочкой на руках, за ней с хохотом следовало трое местных ниггеров (извините, «афро-африканцев»). Нам стало не до политкорректности. Женщину с ребенком мгновенно втянули в джип, а на ее преследователей цыкнули и недвусмысленно погрозили стволом пулемета, но опьянение безнаказанностью и пролитой кровью сыграло с мерзавцами плохую шутку. Один из них поднял свою G-3 и явно приготовился в нас стрелять, Marine Колоун автоматически нажал на гашетку пулемета, и дальше мы уже мчались под все усиливающуюся стрельбу. Хорошо еще, что эти уроды не умели метко стрелять. Мы взлетели на холм, на котором, собственно, и располагался город, и увидели внизу панораму порта, самым ярким фрагментом которой был пылающий у причала пароход.
В порту скопилось больше 1000 европейских гражданских специалистов и членов их семей. Учитывая то, что в прилегающей области объявили независимость и заодно джихад, все они жаждали скорейшей эвакуации. Как было уже сказано выше, корабль, на котором должны были эвакуировать беженцев, весело пылал на рейде, на окраинах города сосредотачивались толпы инсургентов, а из дружественных сил был только мой взвод с шестью пулеметами и скисшей рацией (уоки-токи не в счет).
У нас было плавсредство, готовое к походу, и прекрасно замаскированный катер, но туда могли поместиться только мы. Бросить на произвол судьбы женщин и детей мы не имели права. Я обрисовал парням ситуацию и сказал, что остаюсь здесь и не вправе приказывать кому-либо из них оставаться со мной, и что приказ о нашей эвакуации в силе и катер на ходу.
Но, к чести моих ребят, остались все. Я подсчитал наличные силы: 29 «марин», включая меня, 7 демобилизованных французских легионеров и 11 матросов с затонувшего парохода, две дюжины добровольцев из гражданского контингента. Порт во времена Второй мировой войны был перевалочной базой, и несколько десятков каменных пакгаузов, окруженных солидной стеной с башенками и прочими архитектурными излишествами прошлого века, будто сошедшими со страниц Киплинга и Буссенара, выглядели вполне солидно и пригодно для обороны.
Вот этот комплекс и послужил нам новым фортом Аламо. Плюс в этих пакгаузах были размещены склады с ооновской гуманитарной помощью, там же были старые казармы, в которых работали и водопровод, и канализация. Конечно, туалетов было маловато на такое количество людей, не говоря уже о душе, но лучше это, чем ничего. Кстати, половина одного из пакгаузов была забита ящиками с неплохим виски. Видимо, кто-то из чиновников ООН делал тут свой небольшой гешефт. Т. е. вся ситуация, помимо военной, была нормальная, а военная ситуация была следующая…
Больше 3000 инсургентов, состоящих из революционной гвардии, иррегулярных формирований и просто сброда, хотевшего пограбить, вооруженных, на наше счастье, только легким оружием – от «маузеров-98» и «штурмгеверов» до автоматов Калашникова и «стенов», – периодически атаковали наш периметр. У местных были три старые французские пушки, из которых они умудрились потопить несчастный пароход, но легионеры смогли захватить батарею и взорвать орудия и боекомплект.
На данный момент мы могли им противопоставить 23 винтовки М-16, 6 пулеметов М-60, 30 китайских автоматов Калашникова и пять жутких русских пулеметов китайского же производства с патронами 50-го калибра. Они в главную очередь и помогали нам удержать противника на должном расстоянии, но патроны к ним кончались прямо-таки с ужасающей скоростью.
Французы сказали, что через 10-12 часов подойдет еще один пароход, и даже в сопровождении сторожевика, но эти часы надо было еще продержаться. А у осаждающих был один большой стимул в виде складов с гуманитарной помощью и сотен белых женщин. Все виды этих товаров здесь весьма ценились. Если они додумаются атаковать одновременно и с юга, и с запада, и с севера, то одну атаку мы точно отобьем, а вот на вторую уже может не хватить боеприпасов. Рация наша схлопотала пулю, когда мы еще только подъезжали к порту, а уоки-токи «били» практически только на несколько километров. Я посадил на старый маяк вместе со снайпером мастер-сержанта Смити, нашего «радиобога». Он там что-то смудрил из двух раций, но особого толку от этого пока не было.
У противника не было снайперов, и это меня очень радовало. Город находился выше порта, и с крыш некоторых зданий территория, занимаемая нами, была как на ладони, но планировка города работала и в нашу пользу. Пять прямых улиц спускались аккурат к обороняемой нами стене и легко простреливались с башенок, бельведеров и эркеров… И вот началась очередная атака. Она была с двух противоположных направлений и достаточно массированной.
Предыдущие неудачи кое-чему научили инсургентов, и они держали под плотным огнем наши пулеметные точки. За пять минут были ранены трое пулеметчиков, еще один убит. В эту минуту противник нанес удар по центральным воротам комплекса: они попытались выбить ворота грузовиком. Это им почти удалось. Одна створка была частично выбита, во двор хлынули десятки вооруженных фигур. Отделение капрала Вестхаймера – последний резерв обороны, – отбило атаку, но потеряло трех человек ранеными, в т. ч. одного тяжело. Стало понятно, что следующая атака может быть для нас последней: у нас было еще двое ворот, а тяжелых грузовиков в городе хватало. Нам повезло, что подошло время намаза, и мы, пользуясь передышкой и мобилизовав максимальное количество гражданских, стали баррикадировать ворота всеми подручными средствами.
Внезапно на мою рацию поступил вызов от Смити:
- Сэр. У меня какой-то непонятный вызов, и вроде от русских. Требуют старшего. Позволите переключить на вас?
- А почему ты решил, что это – русские?
- Они сказали, что нас вызывает «солнечная Сибирь», а Сибирь – она вроде бы в России…
- Валяй, – сказал я и услышал в наушнике английскую речь с легким, но явно русским акцентом.
- Могу я узнать, что делает United States Marine Corps на вверенной мне территории? – последовал вопрос.
- Здесь – Marine First Lieutenant Майкл Фогетти. С кем имею честь?» – в свою очередь, поинтересовался я.
- Ты имеешь честь общаться, лейтенант, с тем, у кого, единственного в этой части Африки, есть танки, которые могут радикально изменить обстановку. А зовут меня «Tankist».
Терять мне было нечего. Я обрисовал всю ситуацию, обойдя, конечно, вопрос о нашей боевой «мощи». Русский в ответ поинтересовался, не является ли, мол, мой минорный доклад просьбой о помощи. Учитывая, что стрельба вокруг периметра поднялась с новой силой, и это явно была массированная атака осаждающих, я вспомнил старину Уинстона, сказавшего как-то, что если бы Гитлер вторгся в ад, то он, Черчилль, заключил бы союз против него с самим дьяволом, и ответил русскому утвердительно. На что последовала следующая тирада:
- Отметьте позиции противника красными ракетами и ждите. Когда в зоне вашей видимости появятся танки, это и будем мы. Но предупреждаю: если последует хотя бы один выстрел по моим танкам – все то, что с вами хотят сделать местные пейзане, покажется вам нирваной по сравнению с тем, что сделаю с вами я.
Когда я попросил уточнить, когда именно они подойдут в зону прямой видимости, русский офицер поинтересовался, не из Техаса ли я, а получив отрицательный ответ, выразил уверенность, что я знаю, что Африка больше Техаса, и нисколько на это не обижаюсь.
Я приказал отметить красными ракетами скопления боевиков противника, не высовываться и не стрелять по танкам в случае, ежели они появятся. И тут грянуло. Били как минимум десяток стволов калибром не меньше 100 мм. Часть инсургентов кинулась спасаться от взрывов в нашу сторону, и мы их встретили, уже не экономя последние магазины и ленты. А в просветах между домами, на всех улицах одновременно появились силуэты танков Т-54, облепленных десантом.
Боевые машины неслись как огненные колесницы. Огонь вели и турельные пулеметы, и десантники. Совсем недавно казавшееся грозным воинство осаждающих рассеялось как дым. Десантники спрыгнули с брони и, рассыпавшись вокруг танков, стали зачищать близлежащие дома. По всему фронту их наступления раздавались короткие автоматные очереди и глухие взрывы гранат в помещениях. С крыши одного из домов внезапно ударила очередь, три танка немедленно повернули башни в сторону последнего прибежища полоумного героя джихада, и строенный залп, немедленно перешедший в строенный взрыв, лишил город одного из архитектурных излишеств.
Я поймал себя на мысли, что не хотел бы быть мишенью русской танковой атаки, и даже будь со мной весь батальон с подразделениями поддержки, для этих стремительных бронированных монстров с красными звездами мы не были бы серьезной преградой. И дело было вовсе не в огневой мощи русских боевых машин. Я видел в бинокль лица русских танкистов, сидевших на башнях своих танков: в этих лицах была абсолютная уверенность в победе над любым врагом. А это сильнее любого калибра.
Командир русских, мой ровесник, слишком высокий для танкиста, загорелый и бородатый капитан, представился неразборчивой для моего бедного слуха русской фамилией, пожал мне руку и приглашающе показал на свой танк. Мы комфортно расположились на башне, как вдруг русский офицер резко толкнул меня в сторону. Он вскочил, срывая с плеча автомат, что-то чиркнуло с шелестящим свистом, еще и еще раз. Русский дернулся, по лбу у него поползла струйка крови, но он поднял автомат и дал куда-то две коротких очереди, подхваченные четко-скуповатой очередью турельного пулемета с соседнего танка.
Потом извиняюще мне улыбнулся и показал на балкон таможни, выходящий на площадь перед стеной порта. Там угадывалось тело человека в грязном бурнусе и блестел ствол автоматической винтовки. Я понял, что мне только что спасли жизнь. Черноволосая девушка (кубинка, как и часть танкистов и десантников) в камуфляжном комбинезоне тем временем перевязывала моему спасителю голову, приговаривая по-испански, что «вечно сеньор капитан лезет под пули», и я в неожиданном порыве души достал из внутреннего кармана копию-дубликат своего Purple Heart, с которым никогда не расставался, как с талисманом удачи, и протянул его русскому танкисту. Он в некотором замешательстве принял неожиданный подарок, потом крикнул что-то по-русски в открытый люк своего танка. Через минуту оттуда высунулась рука, держащая огромную пластиковую кобуру с большущим пистолетом. Русский офицер улыбнулся и протянул это мне.
А русские танки уже развернулись вдоль стены, направив орудия на город. Три машины сквозь вновь открытые и разбаррикадированные ворота въехали на территорию порта, на броне переднего пребывал и я. Из пакгаузов высыпали беженцы, женщины плакали и смеялись, дети прыгали и визжали, мужчины в форме и без орали и свистели. Русский капитан наклонился ко мне и, перекрикивая шум, сказал: «Вот так, морпех. Кто ни разу не входил на танке в освобожденный город, тот не испытывал настоящего праздника души. Это тебе не с моря высаживаться». И хлопнул меня по плечу.
Танкистов и десантников обнимали, протягивали им какие-то презенты и бутылки, а к русскому капитану подошла девочка лет шести и, застенчиво улыбаясь, протянула ему шоколадку из гуманитарной помощи. Русский танкист подхватил ее и осторожно поднял, она обняла его рукой за шею, и меня внезапно посетило чувство дежавю.
Я вспомнил, как несколько лет назад в туристической поездке по Западному и Восточному Берлину нам показывали русский памятник в Трептов-парке. Наша экскурсовод, пожилая немка с раздраженным лицом, показывала на огромную фигуру русского солдата со спасенным ребенком на руках и цедила презрительные фразы на плохом английском. Она говорила о том, что, мол, это все – большая коммунистическая ложь, и что кроме зла и насилия русские на землю Германии ничего не принесли.
Будто пелена упала с моих глаз. Передо мною стоял русский офицер со спасенным ребенком на руках. И это было реальностью, и, значит, та немка в Берлине врала, и тот русский солдат с постамента в той реальности тоже спасал ребенка. Так, может, врет и наша пропаганда о том, что русские спят и видят, как бы уничтожить Америку?.. Нет, для простого первого лейтенанта морской пехоты такие высокие материи слишком сложны. Я махнул на все это рукой и чокнулся с русским бутылкой виски, неизвестно как оказавшейся в моей руке.
В этот же день удалось связаться с французским пароходом, идущим сюда под эгидою ООН и приплывшим-таки в два часа ночи. До рассвета шла погрузка, Пароход отчалил от негостеприимного берега, когда солнце было уже достаточно высоко. И пока негостеприимный берег не скрылся в дымке, маленькая девочка махала платком оставшимся на берегу русским танкистам. А мастер-сержант Смити, бывший у нас записным философом, задумчиво сказал:
- Никогда бы я не хотел, чтобы русские всерьез стали воевать с нами. Пусть это непатриотично, но я чувствую, что задницу они нам обязательно надерут.
И, подумав, добавил:
- Ну а пьют они так круто, как нам и не снилось. Высосать бутылку виски из горлышка – и ни в одном глазу… И ведь никто нам не поверит: скажут, что такого даже Дэви Крокет не придумает.
СТРАТАГЕМА № 7 "Извлечь нечто из ничего"
«Видишь суслика? — Нет. — И я не вижу. А он есть!» (ДМБ)

Оффлайн Лючия

  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 3548
    • Просмотр профиля
Проза
« Ответ #28 : 08 Февраль 2013, 21:35:58 »
Сюжет такой ванильный... Хотя жизнь подбрасывает разные истории... Нет, все равно не верится. Особенно солдат с ребенком на руках. "Киевнаучфильм" какой-то.

WaRWaR

  • Гость
Проза
« Ответ #29 : 08 Февраль 2013, 23:52:14 »
блять ,я щас чонибудь найду страниц на двести и выложу  >:(