Автор Тема: Ожоги  (Прочитано 1159 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн Romson

  • Соратник
  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 10343
  • V e n i, v i d i, f u g i Пришел, увидел, убежал
    • Просмотр профиля
Ожоги
« : 08 Март 2017, 08:57:37 »
Описание последствий от использования розжига.

Посвящается приближающейся поре летних шашлыков.
История основана на реальных событиях и произошла со мной.
прошу не ломать, об окончании части я напишу в конце.

Время сейчас 3.22 ночи, лежа без сна в кровати, поймал себя на мысли, что прокручиваю в мозгу дела давно минувших дней, а именно конец июля 2012 года. История про несчастный случай, коей я и собираюсь с вами поделиться сейчас. Спать все равно почему то не хочется, так что попробуем.

Начало.

Как сейчас помню, началось все с желания покушать жареной рыбки. Но не просто жареной на сковородке, а свежих, сочных, ломтях сёмги, запеченных на решетке над углями. Засыпал уголь с мешка в большой мангал, полил уголь розжигом. Бросил спичку. Теперь углубимся в детали, кто-то может спросить в этот момент "ты пьяный был?" ответ - нет. Спичкой чиркал и кидал ее в мангал я правой рукой, в левой руке в этот момент была бутылка и короб. Затем была яркая вспышка, хлопок и мой утробный рев. Полулитровая пластиковая бутылка, где на дне еще было граммов 200 спиртовой разжигающей смеси, взорвалась у меня в руке на уровне живота, когда я уже отвернулся от мангала, и всего меня спереди залила горящей жидкостью.

Гореть живьем безумно больно. Яркая, всепоглощающая и ослепляющая боль. Я отчетливо помню эти моменты, они ярким слайдшоу намертво врезались мне в память. Вот я горящими руками рву на себе горящую майку, майка рвется легко, она словно расползается под руками. Я ничего не вижу, но чувствую как по груди вверх бежит пламя и лижет мне подбородок снизу и охватывая с боков скулы лица. Следующим пунктом было скидывание горящих шорт и трусов типа боксеры (как же здорово, что в этот момент на мне были плотные, изготовленные из натуральных материалов трусы). Следующий слайд - я стою под летним душем и тушу волосы на голове, с пальцев рук свисают лохмотья кожи, местами проглядывает мясо. 5 секунд. Примерно пять секунд мне понадобилось чтобы руками сбросить с себя горящие тряпки и этих же секунд хватает для того чтобы от огня шкура слезла до мяса. К этому времени подоспела кавалерия в виде многочисленной родни.

Как мне потом рассказывали я тряс кистями рук, с которых свисали обрывки кожи и просил их убрать, хотя я помню, что говорил, чтобы ко мне не прикасались, склонен верить родне, потому что сам был уже в шоке. Затем были звонки в скорую, бегание за документами и прочая суета, которая меня не коснулась, потому что я стоял возле раковины в доме и заливал холодной водой кисти рук, которые словно и дальше продолжали гореть. Скорая приехала через 10 минут, но скорее всего быстрее, я уже к тому моменту плохо воспринимал такую штуку как время, все, на что меня хватало, это не подвывать от боли и страха.

Забраться в машину смог сам, без использования рук, лишь фельдшер придержал, чтоб я не завалился куда. После чего была установлена капельница и, под периодическое завывание сирены и кряканье, мы полетели в ожоговое отделение Государственной Новосибирской областной клинической больницы. Помню, во время пути, свои мысли о том, что отпуск похоже накрылся, что месяц в больнице я проваляюсь как минимум. Вот когда я поблагодарил случайное стечение обстоятельств, что на мне были плотные боксеры, причиндалы остались целы, впрочем волосы к тому моменту у меня остались только на голове, экстремальная эпиляция во всей своей красе, ни бровей, ни ресниц не осталось.


Больница.

До обл больницы долетели быстро, там уже все было готово к получению мой подгоревшей тушки. Я еще тогда испугался и предупредил фельдшера, что походу своим ходом уже не смогу добраться до "туда, куда мне надо", на что получил совет не дергаться и что мне нужно просто не мешать. Выкатили из скорой на раскладывающихся носилках, закатили в приемное и быстренько переложили на каталку. Не знаю как называется то помещение, куда меня быстренько закатили, видимо место для первичного осмотра и оказания помощи. Через пять минут пришел врач и спросил где меня так угораздило. Мое сбивчивое лепетание на тему розжига для мангала вызвало матерный загиб и пояснение, что мол как лето, так появляется поток пострадавших. Быстрый опрос на тему - сколько лет, рост, вес, аллергия, алкоголь. После чего принялся за замеры. Итого площадь ожогов 55%. Половина с хвостиком. Прожарился на половину. После чего всего этого последовала команда бинтовать.
(Товарищи, не стоит забывать, что в тот момент я был "слегка" неадекватен и некоторые события скорее всего выпали из памяти, я рассказываю лишь то, что помню)

Думаю найдутся люди, которые шли с больным зубом к врачу стоматологу, вы помните тот момент, когда, после укола, боль начинает затухать пока совсем не сходит? У меня было немного не так. Начали с рук, как самой пострадавшей части. Каждый палец и кисть обернули и забинтовали. И в этот момент боль стала меньше, словно мои кисти больше не варятся в кипятке, не сказать, что я ощутил блаженство, но меньше боли это меньше боли, как не крути. Замотали как куколку практически, только голову не трогали и отправили в реанимацию.
В тот момент я еще тешил себя надеждой, что меня отключат, как это бывает в фильмах)))
СТРАТАГЕМА № 7 "Извлечь нечто из ничего"
«Видишь суслика? — Нет. — И я не вижу. А он есть!» (ДМБ)

Оффлайн Romson

  • Соратник
  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 10343
  • V e n i, v i d i, f u g i Пришел, увидел, убежал
    • Просмотр профиля
Ожоги
« Ответ #1 : 08 Март 2017, 08:58:21 »
Реанимация.

Честно, не могу сказать сколько дней я пролежал в реанимации, по всем прикидкам получается что где-то около пяти.

Прикатили на каталке, с горем пополам перебрался на специальную кровать. И остался предоставлен сам себе. Правда не на долго, хотя и не могу сказать на сколько. Подошел другой врач внимательно посмотрел забинтованные до плеч руки и ноги, которые тоже до были забинтованы по это самое. Похмыкал, потом потер мне возле правого плеча пальцами в перчатках, как он потом мне сказал, проверял не слезает ли кожа и сказал, что будет ставить центральный катетер ибо больше вариантов пока не видит. Столько лет прошло, а точки-шрамы в месте, где ко мне был пришит катетер, до сих пор не сошли.

После чего меня подключили к хитрому аппарату и оставили в покое, как я понял, случай мой был не так чтобы и очень серьезным. Неотложную помощь мне оказали и доктор вернулся к более важному делу, а именно, спасению жизни ребенка. Он лежал на соседней со мной койке, весь перемотанный и увитый шлангами и трубками. А вокруг него сосредоточенно трудился врач.

Я отчетливо помню его фразу, сказанную тихим, усталым голосом, обращенную к тому пацану, который лежал на соседней койке. "Ну что парень, дальше ты должен сам, я все что мог сделал". Я слышал из разговора двух пожилых санитарок, что пацану тому лет совсем не много, младший школьник.

Время приближалось к вечеру. Я молча страдал на кровати и тупил в потолок, а так как я лежачий и встану еще не скоро, да еще и в реанимации, то мне положен был ко всему прочему еще и мочевой катетер. Сначала ко мне пришла молодая и красивая медсестра Катя и прикатила мне конструкцию Г образного вида, которая являлась хорошим таким, мощным обогревателем. Дословно помню ее слова. "Ожоги любят, когда их сушат и не любят, когда их квасят. Так что давай Костя, поставляй руки под обогреватель." затем Катерина удалилась и вернулась с пожилой санитаркой. Вот тогда я и познал такую штуку как мочевой катетер. В другой ситуации я бы был рад, если бы меня трогала молодая и красивая девушка, а тут я отвернулся в сторону стараясь не думать и не акцентироваться на ощущениях. Впрочем все мое тело болело так, что небольшое неудобство от данной процедуры как-то потерялось на фоне горящих огнем кистей рук, ног, живота, груди.

И снова потянулись минуты ожидания. Оказывается минута у обычного человека и человека, которого терзают боли, разной длинны. Часам к 10 вечера когда я уже основательно проголодался, ведь ел я в последний раз в обед, и тут же выяснилось, что еды мне не положено. Как сказала мне Катя, - сегодня твоей едой будут капельницы, если тебя это успокоит, то вот эту капельницу ты можешь считать крепким чаем с сахаром.

Капельниц было две штуки, потолще и потоньше, так что литр чая в меня пожалуй закапали, хотя жрать по прежнему хотелось немилосердно.

Часам к 11 вечера лечащий персонал рассосался и осталась только больные и медсестра. Катя подкатила каталку под лампу, где и расположилась с удобствами читая книгу. Я же и дальше тупил в потолок. Попробуйте заснуть, предварительно сунув руку в кипящую воду... Вот и я не смог, хотя к тому времени был уже основательно так упорот обезболивающими.

Еще сколько-то времени спустя Катя подошла ко мне и глядя на мою скорбную рожу весело улыбнулась, так что и мне тоже пришлось улыбнуться. Затем она через катетер ввела мне никотинку. Теплая волна прокатилась снизу вверх, а потом я почувствовал, что сейчас случится непоправимое, выпучил глаза и замотанной культяпкой зажал себе рот. Катерина не растерялась и сразу подставила мне железную чашку, но все обошлось. Еще пару минут, пока я боролся с собой, катя стояла рядом, положив мне руку на плечо. Мне тогда показалось, что я в нее влюбился.

Нет ничего странного в том, что мы испытываем приязненные чувства к тем, кто к нам добр, оказывает нам поддержку или другим способом о нас заботится. Кать, если ты это читаешь, знай, что я искренне тебе благодарен за поддержку, которую ты мне оказывала, пока я валялся беспомощной тушкой.

После того, как все прошло и катя убедилась, что я не собираюсь наблевать ей на чистый пол реанимации, спросила собираюсь ли я спать и после моих сетований на боли с улыбкой сказала, что это дело поправимое. Сходила куда-то, потом вернулась со шприцем и ввела его содержимое через катетер. И темнота.
СТРАТАГЕМА № 7 "Извлечь нечто из ничего"
«Видишь суслика? — Нет. — И я не вижу. А он есть!» (ДМБ)

Оффлайн Romson

  • Соратник
  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 10343
  • V e n i, v i d i, f u g i Пришел, увидел, убежал
    • Просмотр профиля
Ожоги
« Ответ #2 : 08 Март 2017, 08:59:02 »
Реанимация день 2

Как проснулся не помню, так же не помню кормили ли меня. День прошел как в тумане, я пялился в потолок и грел культяпки возле обогревателя. У всех обожженных повышается температура тела причем сильно и это нормально. К концу дня матрас подомной стал сырым и не приятным. Катя, у которой случилось свободное время подошла ко мне и предложила чтобы я сел, пока еще могу это делать. С кряхтением сел на кровати и увидел, что простынь по всей длине, где я на ней лежал, желтая. Это не значит что я обоссался. Ответ прост. Сукровица. Все мои ожоги начали сочиться ей. Большие капельницы, регулярно меняли на полные, и это все сочилось с меня. Подозреваю, что и запах был тот еще. Сам я чувствовал только один запах. Смесь из запаха жженых волос и сладковатого запаха жженого мяса. Очень специфический запах, кто хоть раз долго нюхал, никогда не забудет. Вот и сейчас я пишу эти строки, а сам чувствую этот тошнотворный аромат.

Когда лежишь на больничной кровати, терзаемый горящей болью во всем теле, чувство времени и окружения как-то теряются, а минуты тянутся словно часы, ты не спишь, но и не бодрствуешь как таковой, глаза открыты, но что происходит вокруг замечаешь только если происходит что-то, что выбивается за рамки обычного распорядка реанимации. Сначала прикатили ширму и отгородили мой угол с одной стороны от лежащего на соседней кровати паренька, что происходило за ширмой я не знаю, но догадываюсь. Подозреваю, что там происходил самый важный тип борьбы, который только может быть - борьба за чью-то жизнь. Изредка ко мне заглядывал врач и спрашивал о самочувствии. Никогда не сталкивался с таким состоянием, человек подходит к тебе, что-то говорит, спрашивает, а ты хлопаешь глазами и не понимаешь, только секунд через пять до тебя доходит смысл слов или вопросов. Мозг словно маломощный старый процессор, который заставляют обрабатывать огромный массив поступающей информации, по этому он подвисает и работает с задержками. Паузы между словами, замедленное восприятие, просто слишком много рецепторов в этот момент посылают мозгу сообщение "БОЛЬНО! МНЕ БОЛЬНО!" и он захлебывается в поступающей информации.
В обед покормили жадкой кашицой с ложечки, ибо мои культяпки ложку держать сами не могли. Ночь второго дня так же спать уложили дозой снотворного.
СТРАТАГЕМА № 7 "Извлечь нечто из ничего"
«Видишь суслика? — Нет. — И я не вижу. А он есть!» (ДМБ)

Оффлайн Romson

  • Соратник
  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 10343
  • V e n i, v i d i, f u g i Пришел, увидел, убежал
    • Просмотр профиля
Ожоги
« Ответ #3 : 08 Март 2017, 09:00:15 »
Реанимация день 3.

Снотворное выпустило меня из забытья ранним утром, в окне только-только начало светлеть. Я лежал на хлюпающем от моих кожных выделений матрасе и опять грел руки у обогревателя, а что еще остается? Оказывается достаточно просто выдерживать пытку, когда другого выбора нет, просто лежишь и терпишь. Капризничать или просить добавить обезболивающих? А нафига? Я и так наверное был на пределе, да и врачу виднее, сколько кому и чего давать. Так что лежим и терпим. Далеко не сразу я заметил, что ширма, которая отгораживала мой угол убрана, а соседняя койка пуста. Когда Катя принесла мою утреннюю порцию кашки, молча показал глазами в сторону пустой кровати, на что Катя так же молча покачала головой. В этот момент я понял о чем кричат мои рецепторы, какие сигналы они посылают в мозг. Это были не крики "БОЛЬНО! НАМ БОЛЬНО!", на самом деле это были панические, на гране истерики, вопли "ЖИТЬ! МЫ ХОТИМ ЖИТЬ!". Именно в этот момент до меня дошло, что и мое сознание, обильно сдобренное обезболивающими с ударными дозами лекарств, тоже во всю кричит "ЖИТЬ!"

На утреннем обходе из соседней комнаты реанимации донесся недовольный выкрик врача. "Так, почему пахнет говном!? Это кто у нас обосрался?" впрочем вопрос был риторический, потому что ответа так и не последовало, в соседней комнате не было людей в сознании.

Опять кашка с ложечки и снова тупление в потолок. Передвигаться я уже не могу. Даже сесть не сумел. Пожаловался на мокрый матрас.

К стыду своему не сказал, что постельное меняли каждый день, но лично мне этого хватало примерно на час, а потом снова становилось мокро. Бинты пожелтели и стали заскорузлыми, а на кисти рук словно одели перчатки на пару размеров меньше, причем перчатки эти были слеплены из жидкой магмы. Бинты плохо тянутся, а мои клешни капитально распухли , что доставляло дикий дискомфорт. Вечером увидел в первый раз своего лечащего врача, который будет меня лечить, когда меня переведут из реанимации(как мне потом сказали). Спросила, есть ли у меня жалобы и я пожаловался на бинты. То, что она сделала, сначала повергло меня в маленькую панику. Длинными кривыми ножницами она начала резать бинты на тыльной части кисти. Я аж зашипел. Мясо! Там же мясо голимое. Стоит отдать должное, доктор до мяса не добралась, филигранно разрезала верхний слой бинтов и ослабила давление. Сковывающие перчатки из магмы сменились на просто перчатки из магмы.

И снова потянулись длинные минуты ожидания. Этим вечером с ложечки меня кормила Катя. Деланно грустно усмехнулся и сказал, что вот мол, сбылась мечта идиота. Меня с ложечки кормит красивейшая девушка. Тихонько посмеялись. Снова никотинка, но в этот раз я был готов и даже глаза не стал выпучивать, просто глубоко задышал.

А затем случилось страшное. Как я писал выше, у меня стоял мочевой катетер, то есть посцать мне ходить не надо было. А вот во втором случае нужно было пользоваться уткой, но никаких позывов на это не было. К вечеру, когда основная текучка рассосалась, ко мне подошла Катя и спросила, а когда я собственно в последний раз ходил в туалет? Три дня я валяюсь в реанимации да еще день дома со всей прямодушностью я и сказал, что мол дня четыре назад, а чего таиться, если спрашивает, значит это для чего-то нужно. На что Катя мне сказала, что чтобы не было беды я должен сегодня непременно сходить в туалет. Лежа, в утку понятное дело, потому что я даже сесть не могу, не говоря уже о походе в коридор, да и не пустит меня никто в коридор, потому что тут реанимация. Ну надо так надо. Катя подоткнула под меня это железное изделие и чтобы не смущать пошла по своим делам(в смысле ушла в другой угол реанимации, на сколько я помню нас вообще никогда не оставляли в полном одиночестве). Я же остался на едине со своими мыслями и железной уткой.

Первый звоночек прозвучал через пять минут, когда я так и не смог из себя ничего выдавить, хоть и очень старался. Еще через 10 минут вернулась Катя и поинтересовалась моими успехами, а успехов то и нету. Я пожал плечами и как смог объяснил, что мол де я старался, но что-то просто не хочется. Второй звоночек прозвучал, когда Катя хмыкнула и пошла в дальний угол за эдакой высокой штангой на колесиках. После чего сходила к раковине и из специального ящика достала резиновую клизму. По моему я даже икнул тогда и робко спросил "а может не надо?". На счет икоты я могу конечно и ошибаться, но вот то что я задал этот животрепещущий вопрос это точно. На что я получил вполне закономерный ответ. "надо, Костя, надо" впрочем кратким ответом она не ограничилась, а вполне доходчиво мне описала, что может со мной произойти и какие последствия будут, если отказаться от этой процедуры.
    
СТРАТАГЕМА № 7 "Извлечь нечто из ничего"
«Видишь суслика? — Нет. — И я не вижу. А он есть!» (ДМБ)

Оффлайн Romson

  • Соратник
  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 10343
  • V e n i, v i d i, f u g i Пришел, увидел, убежал
    • Просмотр профиля
Ожоги
« Ответ #4 : 08 Март 2017, 09:00:54 »
До этого я писал свой рассказ довольно подробно, не стесняясь вывалить всякие не деликатные подробности, но тут я пожалуй немного уступлю самому себе, скажу только, что я стоически перенес всю процедуру. Кто проходил через это меня поймет, а кто не проходил, тому и не надо.

После всех процедур, Катя предложила мне продиктовать ей, список того, что по моему мнению нужно привести из дома, а она при случае передаст список моей родне. Первым и главным пунктом были "ОЧКИ!" -2 на оба глаза делает из людей вдалеке размытые цветные фигуры. Потом была книжка потолще. Телефон. Ну и все как бы. Плеер мне был не нужен, я бы все равно не смог его включить. Пингвиньи культяпки не располагают общению с сенсорным дисплеем.

На последок снова был укол снотворного и темнота.


Реанимация. день 4

Ударные дозы лекарств и обезболивающих делают утреннее пробуждение... мутным, пожалуй это слово лучше всего отображает действительность. Ты вроде бы проснулся, но окружающее словно в дымке, голоса доносятся словно из трубы. И в этот момент начинает возвращаться боль, словно на газовой конфорке добавляют пламя. Конфорка и до этого горела, просто было не так заметно, с тем, что стало сейчас. Легкий завтрака жиденькой кашкой. Уже даже привык к ней, впрочем есть не хочется, подозреваю, что 2/3 всех веществ в меня поступает по капельнице. Поговорил со вторым человеком, который лежит в другом углу. Впрочем язык шевелится с трудом и получается натужно сипеть. У соседа дела не лучше. Нас хватило только на то чтобы представиться и поделиться как сюда попали. Соседа звали Георгий, Гоша, сказал, что сварился в бане, подскользнулся, упал на кран и капитально сварился. Синька еще никого не доводила до добра, а уж если синячить в бане, так и подавно.

В очередной раз сменили постельное белье. Врачу не понравилось, что с меня так бежит и решено было переложить меня на другую кровать, а так как я в сознании и шевелюсь, то решено было меня положить на сетку. Это такая высокая кровать, но вместо матраса у нее сетка мелкая натянута. Вроде как получается что снизу лучше циркуляция воздуха. Однако у такой кровати есть ряд существенных недостатков. На ней нельзя сесть. В ней нельзя перевернуться на живот(я конечно и на обычной кровати так не делал, но сам факт) и из нее очень трудно выбраться на каталку, особенно если вокруг некому помочь кроме худосочных медсестричек или пожилых санитарок. Рукой схватится не за что, да и пальцы уже просто не гнутся, не говоря уже о том, что это просто ослепительно больно. Натурально боль до кругов в глазах, шипения и матерной ругани. Под пятки подкладывали сложенную в трое простынь, потому что от лежания на такой сетке пятки начинали дико болеть.

На счет пролежней в моем случае не беспокоились, дело в том, что если человек в сознании и у него что-то болит, то он рефлекторно пытается найти такую позицию, чтобы не болело. В моем случае у меня болело вообще все, и, как бы я не крутился, такой позиции найти не мог. Правды ради сказать, потом, примерно через неделю, я таки нашел для себя несколько положений в которых все таки чуть-чуть не так больно.

В этот день привезли нового пострадавшего. Без сознания, тоже весь покрыт марлями, трубками. Отличительной его чертой был его вес. Здоровенный такой пузатый мужик, хорошо за 100 кг. Я не говорил, но как правило в реанимации был один врач мужчина, две подменяющиеся медсестры, две санитарки. Чтобы закатить его на сетку, им пришлось всей гурьбой собраться, позвать поддержку из коридора, затем, облепив его со всех сторон, в шестнадцать рук таким способом перегрузить его на сетку. Чтобы повернуть этого мужика на бок для проведения процедур им приходилось работать в шесть рук. Как я потом узнал, мужик этот полез в погреб с целью его просушить, и там он толи угорел, толи еще что-то случилось и он попал к нам в палату. А так как состояние у него было крайне тяжелое, то в сознание его специально не приводили. Дальнейшая его судьба мне не известна.

До того, как меня переложили на сетку, я лежал на кровати, но это я так ее называю, кровать и все. На самом деле это специальная кровать, со всякими поручнями, откидывающейся спинкой и прочими сложностями. Лежа на такой кровати я получал хоть и не большой, но все же обзор того, что происходит вокруг. К этому времени мне не больно было только шевелить глазами и моргать. Подбородок и шея покрылись уже подсушеной коростой, так что ни крутить головой, ни говорить не получалось. А на сетке я занял строго горизонтальное положение. Принятие пищи тоже превратилось в пытку. Так прошел еще один день.
СТРАТАГЕМА № 7 "Извлечь нечто из ничего"
«Видишь суслика? — Нет. — И я не вижу. А он есть!» (ДМБ)

Оффлайн Romson

  • Соратник
  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 10343
  • V e n i, v i d i, f u g i Пришел, увидел, убежал
    • Просмотр профиля
Ожоги
« Ответ #5 : 08 Март 2017, 09:01:51 »
Реанимация - общая палата.

Сегодня на обходе врач сказал, что меня переводят из этого санатория в общую палату, кризис миновал, так что дальше в реанимации мне делать нечего. Мне же было на столько плохо в тот момент, что я смог только глухо угукнуть. Я вообще очень плохо помню тот день, меня всего ломало и корежило. Попрощался с Катей, на что она сказала, что еще увидимся и она будет присутствовать на моей операции. Прямо под меня закатили каталку, подняли ее и вместе с сеткой повезли в палату. Первое что я почувствовал, это жуткий холод. Вроде бы начало августа, а откуда такой холод? Как выяснилось потом, это не в больнице холод, это у меня повышена температура, по этому мне кажется, что вокруг холодно. Палата была на трех человек. Эдакий пенал с раковиной. Ближнее у окна и посередине были заняты, так что мою сетку поставили в угол возле входной двери. Соседом с права стал мой же сосед по реанимации Гоша. Еще дальше лежал какой-то чувак с обожженными внутренними сторонами бедер. Он единственный из нас, кто мог передвигаться.

Сейчас я понимаю, что корежило меня тогда от того, что уменьшилась доза обезболивающего, но на тот момент я был словно овощ.

Первая ночь была адом.

Так как меня перевезли из реанимации, а там было тепло в моем понимании, то у меня кроме бинтов, которые не греют и двух простынок не было ничего. На одной простынке я лежал, второй укрывался и то, только для того, чтобы не светить причиндалами, а в палате было градусов 25, что в моем понимании на тот момент являлось лютым холодом. И еще какая-то добрая душа не закрыла плотно дверь в палату и в щелочку тянуло еще более холодным воздухом. А теперь представьте. Тело, лежащее по стойке смирно, а в сетке только так можно лежать, накрыто тонкой простыней и пытающее позвать хоть кого-нибудь на помощь, чтобы закрыли дверь или дали одеяло. Громкость моего сипения была сродни писку комара. И я не смог не то что дозваться из коридора дежурную сестру, но и разбудить единственного ходячего в нашей палате. По крайней мере я думаю, что это я не смог его разбудить, а не он просто меня проигнорировал. Это была долгая ночь.

Каюсь, утром я высказал сиплым шепотом ни в чем не виноватой медсестричке, как я ночью уху ел, но в тот момент я был реально зол. Чтобы вы поняли мои чувства. Дело в том, что кожа защищает организм не только от действия высоких температур, но и от действия низких. Если покров кожи нарушается на большой площади, то воздействие низких температур воспринимается, как боль, чем больше повреждения и чем ниже температура, тем больнее это переносить, а уж если это холодный сквознячок.....вишенка на торте моих страданий.

И уже через 10 минут мне притащили одеяло и еще через пять приехал Г образный обогреватель. Правда мне сказали, что все нормальные обогреватели забрали в реанимацию, и мне достался бракованный, который отключается раз в 5 минут, но в тот момент мне было пофиг, я наслаждался сухим теплом от жарящего на всю мощность обогревателя.

В этот день мне привезли заказанные очки, книгу, телефон. Хорошо, что санитарка мне подсказала, чтобы я укрылся одеялом до самого подбородка и руки под него же спрятал, а то сам бы я не догадался. Всех родственников понятное дело в палату не пустили, только мать с отцом. как смог их успокоил, пытался шутить, в шутку же просил нормальных харчей. Мне тогда показалось, а может и не показалось, что седины у них обоих прибавилось.....не показалось скорее всего.

Обзвонил всех причастных, предупредил начальника на работе. Позвонил девушке, она в этот момент была в другом городе. Я сейчас сижу за клавиатурой и мучительно пытаюсь сформулировать свои мысли. Как показать читателю, весь тот сонм и бурю чувств, что я испытывал, когда звонил своей девушке? До этого спортсмен тягающий железо, а теперь беспомощный будущий инвалид, который даже посрать сам не может, при этом в будущем он тот еще красавец будет. Что говорить? О чем спросить? У меня даже сначала была малохольная подленькая мыслишка вообще ей не звонить. И все равно я ей позвонил. И рассказал все, что было и что чувствую в этот момент, а девушка сказала, что бы я не переживал, что все будет нормально, так же она сказала, что сейчас очень занята, но обязательно приедет ко мне. И она приехала. В конце октября, когда лед в лужах уже не всегда таял на солнце. На следующий день я предложил ей расстаться. Причем я смалодушничал и позвонил вместо личной встречи. Думаю так было правильно. Роза, если ты это читаешь, то должна меня понять.

Днем впервые удалось самому покемарить. Хотя нет. Покемарить это хорошее слово, в моем случае больше подходит "забылся тревожным сном с кошмарами". Это был мой первый сон в больнице, угадаете с одной попытки о чем он был? Праааааавильно.

Это я уже потом, ближе к вечеру понял, какую досадную оплошность допустил, нельзя было днем спать. Вечером опять была кормежка с ложечки. Жаль, что вместо молодой медсестры была пожилая санитарка. Эх, Катя, я по тебе уже скучаю. Санитарку же попросил положить привезенную книгу мне на живот, если что, я ее на бок спиху и нормально будет, а вот с тумбочки прикроватной ее достать я точно при всем желании не смогу.
СТРАТАГЕМА № 7 "Извлечь нечто из ничего"
«Видишь суслика? — Нет. — И я не вижу. А он есть!» (ДМБ)

Оффлайн Romson

  • Соратник
  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 10343
  • V e n i, v i d i, f u g i Пришел, увидел, убежал
    • Просмотр профиля
Ожоги
« Ответ #6 : 08 Март 2017, 09:02:28 »
Пожалуй было бы преувеличением сказать, что я выспался днем, спать хотелось, но не моглось. Капельницы по прежнему снабжали меня всем, чем положено, но вот доля обезболивающих явно уменьшилась. Впрочем, как объяснила мне врач, в таком же режиме, как в реанимации, меня больше держать нельзя, почки с печенью не выдержат и поотваливаются. Мне и так дают предельную допустимую концентрацию, больше давать нельзя, окачуруюсь. Так что мне оставалось и дальше заниматься тренировками в области умений "терпеть и ждать". Мне кажется, что "терпеть и ждать" занимались ВСЕ, находящиеся в сознании, пациенты ожогового отделения.

Г-образные обогреватели были оснащены кроме всего еще и лампами, причем выключатели были расположены так, и имели такой размер, что и моими забинтованными культяпками вполне можно было их нажимать и включить, а так как уснуть не получалось было решено почитать книгу, чтобы скоротать время. В прошлой теме я писал, что испытывал определенные проблемы с восприятием и реакцией это ничто по сравнению с тем, что я испытывал в первые дни в обычной палате. Я прочитывал слово, а потом думал что оно означает. Затем следующее, и дальше и дальше. Когда предложение заканчивалось, я возвращался в начало и читал его с начала и, потом, пытался обдумать его целиком. Иногда я сбивался и начинал читать уже прочитанное предложение снова. В ту ночь я сумел "прочитать" две с половиной страницы, прерываясь на периодическое включение обогревателя.

Дальше события начнут развиваться быстрее, просто те три недели, что я провел в палате особыми событиями не отличались, но я постараюсь их описать, разе что больше не будет привязки по времени.
СТРАТАГЕМА № 7 "Извлечь нечто из ничего"
«Видишь суслика? — Нет. — И я не вижу. А он есть!» (ДМБ)

Оффлайн Romson

  • Соратник
  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 10343
  • V e n i, v i d i, f u g i Пришел, увидел, убежал
    • Просмотр профиля
Ожоги
« Ответ #7 : 08 Март 2017, 09:03:16 »
Первая перевязка.

К тому времени бинты по всему телу окончательно превратились в желтое, мерзко пахнущее, нечто. Это было вроде на третий день после переезда из реанимации. Где-то часов в 10 забежала мой лечащий врач. И да, я по прежнему не знаю как ее зовут. Она если и представлялась, то я этого не помню....что в прочем не удивительно, я много чего не помню про события тех дней. Это только кажется, что я много запомнил, еще больше я забыл.

В общем мне было объявлено, что сегодня будет перевязка. Ну будет и будет, я как-то не придал этому особого значения, даже встретил новость с удовольствием. Мол если перевязывают, значит есть процесс. И вот за мной прикатила каталка. Я, бабушка санитарка и моя мама. В общем, чтобы не ударить в грязь лицом перед родительницей, перебрался из сетки в каталку всего за пять минут. И даже почти не матерился при этом.

Короткое путешествие по коридору, на этот раз под теплым одеялом и вот я на месте. Средних размеров комната, приборы, свет. Операционная. Так как на живую меня перевязать не реально, перевязывать меня буду под общим наркозом. Располагаюсь по удобнее, со стороны головы ко мне наклоняется лицо в повязки и шапочке. А глаза и брови то знакомые, ну здравствуй, Катя. Радостно улыбаюсь. Глаза улыбаются в ответ.

На рассусоливания времени нет, по этому далее следует команда," Костя, считай с 9 до 1 в обратном порядке" и прижимает маску к моему лицу.

- Девять.

- Восемь.

- Семь.

Темнота.

Очнулся уже в палате, меня всего трясло и корежило, а боль была такая, что слезы сами бежали из глаз. Силы хватало, только на то чтобы сцепить зубы и не орать. Так, тихонечко поскуливать. Помню, что было очень холодно, обогреватель сверху и дующий обогреватель снизу, который привезли из дома не помогали. Сколько это продолжалось и сколько раз я терял сознание не знаю. С того времени я потерялся во времени и не знал какой текущий день и сколько я уже нахожусь в больнице.
СТРАТАГЕМА № 7 "Извлечь нечто из ничего"
«Видишь суслика? — Нет. — И я не вижу. А он есть!» (ДМБ)

Оффлайн Romson

  • Соратник
  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 10343
  • V e n i, v i d i, f u g i Пришел, увидел, убежал
    • Просмотр профиля
Ожоги
« Ответ #8 : 08 Март 2017, 09:06:00 »
Ps. Эта часть дается очень тяжело, перерывами на обдумывание, паузами, стиранием целых абзацев и ломкой. Прошло, без малого, уже почти 5 лет, а стоило копнуть эти воспоминания, так вот они. Вот допишу эту, я уже точно решил, заключительную часть и снова постараюсь сложить эти воспоминая в старую коробку, покрепче увязать и засунуть в самый дальний и пыльный угол своей памяти, чтобы, со временем, окончательно с ними расстаться. Самое главное в этом "не думать о белой обезьяне".

После перевязки.

Про лютый холод и ломку я уже рассказал. Время после перевязки было, возможно, самым трудным. Отходняк от общего наркоза, да к этому прибавить все потревоженные раны. Думаю, что врачи при перевязке особо не церемонились, потому как времени на это обычно нет и кроме меня еще куча людей, которые нуждаются в их помощи. Так что время после самой перевязки выпало у меня из памяти, единственно что помню, посещение меня милицией. Большое расплывчатое синее пятно, которое пытается узнать, не пытались ли меня убить, не угрожали ли сожжением. Даже не знаю, смог ли он от меня чего-то добиться, но так как больше милиция ко мне не приходила, то видимо смог. Сколько дней я провалялся в бреду после перевязки я не знаю, я только иногда выплывал из прострации. Это не сон, не забытье, в краткие моменты просветления замечал рядом свою маму, пытался что-то сипеть, а потом снова проваливался в мутное марево.

После того, как я чуть оправился от такой встряски снова потянулись обычные дни возле обогревателя.

Родственники и друзья.

Друзья познаются в беде. Вот уж действительно истинная поговорка. Коллеги по работе и бывшие однокурсники. Некоторые знакомые, которые на самом деле вовсе и не знакомые, а именно друзья. К тому времени как ко мне пустили людей, которые моими родственниками непосредственно не являются, я уже вполне окреп и шевелился. Ну как шевелился... один палец на правой руке и два на левой сгибались, не до конца правда, а уж чтобы сжать руку в кулак и речи быть не могло. Скажу вам по секрету, чтобы до конца сжать кисть в кулак мне понадобилось пол года. И еще пол года, чтобы это было не больно.
СТРАТАГЕМА № 7 "Извлечь нечто из ничего"
«Видишь суслика? — Нет. — И я не вижу. А он есть!» (ДМБ)

Оффлайн Romson

  • Соратник
  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 10343
  • V e n i, v i d i, f u g i Пришел, увидел, убежал
    • Просмотр профиля
Ожоги
« Ответ #9 : 08 Март 2017, 09:06:35 »
Фотография, которую я выложил в первой теме, была сделана моим другом, коллегой и товарищем Михаилом, который регулярно меня навещал и менял содержимое маленького 4х д.ймового плеера, обладателем которого, я тогда являлся. Это сейчас в планшет можно сунуть флешку на 16 гигов и накачать кучу фильмов, а тогда у меня плеер обладал толи 512 Mb толи гигабайтом памяти. И вот на плеере у меня было 5 эпизодов передачи Top gear и я их смотрел по кругу. Как говорила сова из, всем известного, мультфильма "Не-де-лю! Не меньше!" так что очередной приезд Миши с ноутбуком был для меня радостным событием. Я вообще любил гостей. Ведь гости это какое-то разнообразие, а в больничной жизни его ох как не хватает. Миша же подменял мою маму, которая со мной была все это время, она взяла не оплачиваемый отпуск и провела его со мной весь месяц в больнице, с перерывами на съездить домой, помыться или по каким другим важным делам. Вполне возможно кто-то задаст вопрос, мол нафига ты родительницу в это втянул? Почему сам не смог справиться? И будет в общем-то прав. И я отвечу на этот вопрос.

Потому что не смог справиться. Нет для мужчины большего позора, чем признаться в собственном бессилии. А я не смог выдержать это сам, не смог в одиночку.

В американских кино есть такой штамп или клише. Лежит больной в кровати, и ему вдруг стало плохо или что-то понадобилось, он нажимает кнопку и к нему прибегает кто-то. В америке может такое и есть, а вот у нас, в обычных, не проплаченных, палатах нифига. Нужно кричать и звать, так как единственный ходячий из нашей палаты в один из дней поругался с врачом, подписал отказ и свалил лечиться домой и осталось в палате два не ходячих инвалида. Вот и получилось, что ухаживала мама за мной целый месяц, ну и Георгию тоже, за компанию, помогала, ибо жить надо по совести.

Не знаю, что она в этот момент испытывала, виду она не показывала, она у меня вообще сильная женщина, но когда я ее среди ночи иногда поднимал, видел следы слез. В самом начале, когда было особенно тяжело, я говорил ей, что все будет хорошо, и что очень ее люблю, да и потом тоже говорил. Это сейчас стало "не модно" говорить своим родителям, о том, что ты их любишь. Вспомните, когда вы сами говорили родителям о том, что вы их любите? Не иносказательно, а прямо "мама\папа, я тебя люблю". Если ответ из области хотя бы "на этой неделе", то я вас уважаю и пожал бы вам руку.

Так же ко мне регулярно наведывалась, мой старый друг и товарищ, Наташка. К тому времени мы с ней уже лет 8 были друзьями. Помню ее первый приезд ко мне в больницу и запах лета, который появился вместе с ней в палате, которая до этого была насквозь пропитана запахами пота, хлорки, бинтами и горелыми волосами. Я к тому времени уже думал, что другие запахи не смогу воспринимать, а только этот смрад. Как мне потом объяснили, собеседником я в то время был тем еще, мог прямо во время разговора в середине слова зависнуть на минуту, и потом продолжить где остановился, не говоря уже о просто периодическом туплении и непонимании. Так вот, когда Наталья в первый раз меня проведала, а я почувствовал, что могу еще что-то обонять, а в самом конце я попросил о маааааленькой услуге. Я попросил ее наклониться(никаких поцелуев, она практически замужняя девица) и волосами накрыть мне лицо. Невозможно передать словами что я почувствовал, когда вдохнул этот запах полевых цветов. Лишь тот, кто сам до этого неделю непрерывно вдыхал смрад от жженых волос, сукровицы и больницы, сможет меня понять.
СТРАТАГЕМА № 7 "Извлечь нечто из ничего"
«Видишь суслика? — Нет. — И я не вижу. А он есть!» (ДМБ)

Оффлайн Romson

  • Соратник
  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 10343
  • V e n i, v i d i, f u g i Пришел, увидел, убежал
    • Просмотр профиля
Ожоги
« Ответ #10 : 08 Март 2017, 09:07:08 »
Во время очередной перевязки, вернее уже после нее, я почувствовал легкое жжение на животе и невозможность полностью вдохнуть, словно на меня одет тугой корсет. Понятное дело, что после перевязки оно как бы и должно болеть, но это жжение выделялось на фоне всех остальных болей. Первый час я терпел, а боль все нарастала. Попросил маму позвать врача и уточнил, нормально ли это, на что получил заверение, что все нормально, на живот(весь живот до солнечного сплетения) было положено специальное лекарство и чтоб я терпел, мол скоро само пройдет. Еще через час я уже скрежетал зубами, а из глаз сами бежали слезы. Не знаю, что чувствует человек, которому на живот поставили включенный в сеть утюг, но думаю ощущения примерно одинаковые, если учесть, что у меня горел весь живот. После чего терпеть стало невыносимо и я попросил маму позвать врача, вернее прорыдал сквозь сопли и слезы. Меня тогда в первый и единственный раз вырубили(если не считать перевязок и операции). А на следующий день этого дикого жжения уже не было, только неудобство от "корсета".

Подготовка и операция.

За день до операции батя приехал ко мне в больницу и побрил мне морду лица, к тому времени она уже очень так обросла щетиной, а также выбрил мне левую ногу, там где на ней не было бинтов для пересадки кожи, всякие анализы, поездка на рентген, и прочие сопутствующие процедуры. Снова установка мочевого катетера.

И вот наступил день Х. в очередной раз с кряхтением переполз на каталку и погнали. Езда по коридорам, лифт и вот мы на месте. Большая светлая комната, повсюду лампы, это не маленькая перевязочная. Мандража, как ни странно, нет, к тому времени я уже устал бояться. Переложили на стол. Снова знакомые глаза на лице, скрытым маской и снова считаю.

- Девять.

- Восемь.

Словно космонавт производит отсчет перед запуском ракеты.

- Семь.

Опять темнота без боли и ощущений.

После операции.

Послеоперационных отправляют в реанимацию, на курорт, так сказать. Помню, что реанимация была, а вот что в ней было - нет, чистый лист. А буквально на следующий день, когда товарищи врачи убедились, что я не собираюсь скоропостижно помереть, меня выписали обратно в палату. У меня в памяти это не отложилось, но мама мне потом сказала, что когда меня только привезли в палату, я ей сказал "мама, у меня не болит".

И действительно, практически сразу после операции стало гораздо, гораздо легче, после этого, как раз и началось мое настоящее выздоровление.

Боли конечно остались, те или иные боли еще долго меня сопровождали и после выписки, но так, чтобы метаться в бреду или тайно желать чтобы врач вырубил, такого уже не было. И потянулись вполне однообразные дни выздоровления. Ногу мою, с которой врачи настрогали кожи для пересадки, подняли чуть выше уровня тела на специальной подставке. Так и валялся, читал книгу, смотрел плеер или читал книги в нем, досуг разнообразием не отличается, когда прикован к постели.
СТРАТАГЕМА № 7 "Извлечь нечто из ничего"
«Видишь суслика? — Нет. — И я не вижу. А он есть!» (ДМБ)

Оффлайн Romson

  • Соратник
  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 10343
  • V e n i, v i d i, f u g i Пришел, увидел, убежал
    • Просмотр профиля
Ожоги
« Ответ #11 : 08 Март 2017, 09:07:43 »
Выздоровление и всякие события.

Наши палаты трехместные, и когда третий и единственный ходячий чувак сбежал, прикатили кровать и на ней спала моя маман. Но в других палатах видимо места не было и к нам перевели очередного прожаренного. Лысый такой дядька в годах, здоровый кабан. Попал в больничку ровно по той же причине, по какой и я, только обстоятельства происшествия другие. Тоже розжиг рванул. Обширные ожоги ноги. Мужик, прости, но я не помню твоего имени, специально попросил его перевести из палаты, в которой он лежал, куда-нибудь в конец коридора, подальше от реанимации. Знаете от чего бегут даже здоровенные мужики? От детского плача. В этот момент в реанимации лежала маленькая девочка. И вот когда она была в сознании она звала маму. С краткими перерывами, но постоянно, в течении трех дней. Даже я слышал, как она зовет ее, когда двери в мою палату были открыты. Но в реанимацию нельзя посторонним. Вот ему и приходилось это слушать. Как он сказал, не смог там больше находиться, от беспомощности самому выть хотелось, вот и попросил, чтобы его перевели.

Основной контингент таких больниц всем, я думаю, понятен. Как говаривает наше правительство "самые уязвимые категории населения" старики и дети, пьяницы, ну и неудачники вроде меня. По отделению регулярно ходила бабуля и катала инвалидную коляску, а в коляске той сидел мелкий паренек с обожженными ногами. Мать не досмотрела за дитем и он на ноги себе кипящую кашу опрокинул с плиты. Он уже более менее в себя пришел, врачи его уже давно заставляют самого ходить, но это очень больно, вот и катает его родная бабушка по отделению в коляске и уговаривает походить самому.

Пьяные.
Да взять того же соседа по палате Гошу. Набрался водки, пошел в баню, поскользнулся, упал на кран и отломил его, ну и сварился в итоге живьем. Но есть и еще под категория.

Началось все с того, что дверь в палату открылась и в нее просунулась голова, которая сиплым голосом осведомилась есть ли у нас курить, после чего, убралась обратно. За следующие два часа эта голова заглядывала к нам еще раз 10 с одним и тем же вопросом, есть ли у нас курево.
Алкоголь, в сочетании с обезболивающими, да с ожоговым шоком это настолько ядерная смесь, что мозги вышибает на раз. Галюцинации, паранойя, психоз, горячка. Когда врачам надоело, что чувак в неадеквате бегает по коридору, они его отловили и привязали к кровати в палате. Ночью он как-то отвязался и снова начал бегать по коридору, на этот раз, с воплями. Снова был заловлен дежурным врачом и командой поддержки и снова привязан. К утру он отвязался в очередной раз прямо перед обходом, раскрыл окно, сел на подоконник и начал кричать, что его тут убивают, режут, что он сейчас выбросится, и чтобы никто к нему не подходил(третий этаж). А врач его в это время спокойненько так уговаривает, мол сам он ничего против него не имеет, что пусть он прыгает, но сначала пусть напишет бумагу, что мол добровольно прыгает в окно, чтобы у больницы проблем не было. Затем следует звон стекла, громкий мат, звуки борьбы. Сам я не видел, но сквозь открытую дверь все отлично слышал. В дальнейшем товарища, как особо буйного и опасного, причем в большей степени для себя, быстренько обследовал психиатр и, подписав положенные бумаги, горемыку отправили в изолятор с мягкими стенами и крепкой дверью. Дальнейшая его судьба мне не известна. Скорее всего когда воздействие алкоголя прекратилось, его оттуда выпустили, но за сигаретами он больше к нам не ломился.

Однажды ко мне в палату пришла мой доктор и сказала, что ногу, с которой брали кожу для пересадки, надо перевязать и для этого не потребуется ехать в перевязочную. Сейчас принесут бинты и она меня прямо тут обработает. До этого моя нога располагалась чуть выше уровня тела, на длинной поставке. Подставка была убрана, а верхний слой бинтов срезан и убран, больно практически не было, так редкие покалывания в местах, где что-то присохло. Затем последовала вполне невинная просьба чуть поднять ногу, чтобы ее удобно было бинтовать. Ногу я приподнял, а потом опустил. Попробовал еще раз и еще. Усилием воли и напряжением мышц я мог оторвать ногу от сетки, но продержать ее сколько-то в воздухе оказалось мне не по силам, это был первый раз, когда я почувствовал, что тело меня подводит. Нет, так то понятно, что я весь больной валяюсь в больнице, от меня и не следует ожидать ничего экстраординарного, но я ведь не смог просто поднять ногу в воздух, это меня тогда капитально выбило из колеи.
СТРАТАГЕМА № 7 "Извлечь нечто из ничего"
«Видишь суслика? — Нет. — И я не вижу. А он есть!» (ДМБ)

Оффлайн Romson

  • Соратник
  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 10343
  • V e n i, v i d i, f u g i Пришел, увидел, убежал
    • Просмотр профиля
Ожоги
« Ответ #12 : 08 Март 2017, 09:08:23 »
Пришло время перевязки без общего наркоза, также врач должен был убедиться как у меня прижилась пересаженная кожа. Вот теперь был мандраж и страх, я еще спросил врача, что мол, может под наркозом лучше, на что получил заверения, что ничего страшного не случится, это до операции меня нельзя было без наркоза перевязывать, потому что все присыхало и требовалось регулярно убирать омертвевшие ткани. Теперь же мне беспокоиться не о чем и все будет хорошо.

Под бинтами этого не заметно, но без бинтов... это чудовищно. Когда я приподнял голову и посмотрел на свое тело у меня чуть не случилась истерика. Черно-бордово-красный, с вкраплениями бледно-розового и сизого. Налепленные куски пересаженной кожи, розоватого оттенка. Всюду уже начавшие заживать раны, к которым сверху прилеплена была, скажем так, сетка. Ее использовали для того, чтобы бинты к мясу не присыхали и чтобы формирующаяся рубцовая ткань не слишком выпирала. Или вернее будет сказать, чтобы эта ткань не росла вверх.

Время текло неторопливо, но все таки текло, я потихоньку шел на поправку, количество бинтов все уменьшалось, а количество открытой кожи все увеличивалось. Меня благополучно перевели с сетки на обычную кровать и убрали капельницы.

Сейчас я напишу откровенную "фубля" и спрячу ее, читайте на свой страх и риск. Почему-то у меня при перечитывании возникает чувство гадливости.
Скрытый текст
Все вы были детьми, а дети периодически падают, сдирают кожу и прочая. И все должны помнить с каким кайфом отрывалась короста с болячки, когда она уже почти зажила. Примерно несколько дней я занимался обдиранием с себя коросты на заживших и не покрытых бинтами участках тела. И складывал ее в кучки. С груди она отслаивалась целыми пластами в ладонь размером. Я пишу это сейчас и меня передергивает. Фееееее. Но блин, какой же это был кайф.


Адаптация.


Забавная штука человеческий организм. С одной стороны он очень крепкий и в тоже время очень хрупкий, а еще он хорошо приспосабливается. После трех недель лежания на постели мой организм приспособился, вестибулярный аппарат адаптировался к условиям. И я разучился ходить.

Врач так прямо мне и сказала, мол пора тебе Костя, заниматься тренировками. Каждые два часа поднимай спинку на одно деление, затем подложи под спину подушку и сиди пока не станет дурно. После чего опять опускай вниз. Я тогда удивился, мол как так, если садиться, то садится сразу повыше, на что врач рассмеялась и сказала, что попробуй сначала на одно делении выше поставить, а потом видно будет и ушла.

Сказано - сделано. Спинка поднята на один щелчок, под спину подложена подушка. Я занимаю устойчивое положение и в тот же момент чувствую, как мир вокруг меня начал кружится. В первый раз меня хватило на пять минут, после чего вернулся в горизонтальное положение. И вот так раз за разом, все выше и выше. Через сколько то дней спинку опускали только на ночь, а днем я старался 45 градусов держать. Так и тренировался.

Первые попытки вставать я предпринял когда врач сказала, что пора начинать ходить, а то меня скоро выписывают из больницы и чем быстрее я пойду, тем быстрее выпишут.

Под руководством санитара мама накрутила мне эластичные бинты, от стопы до середины бедра, крепко и плотно, я сел на кровати и спустил ноги и тут же понял, что нет, сегодня я никуда не смогу пойти, как мне сказали, я тогда сначала побелел, потом позеленел. И снова тренировки. На этот раз сидения на краю кровати. Посидел пять минут - прилег на 20. Посидел 7 минут - прилег на 15 и так далее.

Эластичные бинты наматываются на ноги, чтобы уберечь сосуды от повреждений, за время горизонтального пребывания сосуды скажем так, теряют в прочности. Но самое главное это просто дичайшие болевые ощущения. Я один раз свесил ноги с кровати без эластичных бинтов. Боль появляется буквально через 10 секунд и все продолжает нарастать, меня тогда хватило секунд на 10, после чего ноги снова были закинуты на кровать. По внутренней мой личной шкале боль где-то на 7 из 10. Практически нестерпимая.
СТРАТАГЕМА № 7 "Извлечь нечто из ничего"
«Видишь суслика? — Нет. — И я не вижу. А он есть!» (ДМБ)

Оффлайн Romson

  • Соратник
  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 10343
  • V e n i, v i d i, f u g i Пришел, увидел, убежал
    • Просмотр профиля
Ожоги
« Ответ #13 : 08 Март 2017, 09:09:14 »
Все вы наверное видели в американских фильмах стариков, которые шаркая ногами толкают перед собой специальные ходунки, так вот, они мне могли бы дать фору по скорости. Мне притащили железные ходунки без колесиков. Их надо было переставлять руками, потому что сами они не катились и по полу не скользили вообще. Четыре с половиной метра до окна я преодолел минуты за три и еще пять пытался дошаркать обратно до своей кровати и не грохнуться при этом в обморок. К концу этого марафонского забега был мокрый как мышь и дышал, как загнанный конь. Ноги до конца не разгибались, так и ходил на чуть согнутых. Опираться на ходунки было очень больно, потому что кисти дико болели при малейшей нагрузке, а сами ходунки были из узких железных трубок, даже обертывание ручек толстым полотенцем делу не помогало.

Правая нога, во время взрыва пострадала сильнее чем левая, больше площадь ожогов, больше повреждений. Во время пересадки на правую ногу в области колена, с задней и внутренней стороны была пересажена кожа. А когда это дело более менее поджило выяснилось, что правая нога до конца не разгибается. Свежая кожа не дает. Так же как и кисти рук до конца в кулак не сжимаются. Я мог большим пальцем и указательным изобразить символ OK, с некоторым напряжением также соединить большой и средний палец, но и только. В обычном состоянии уже практически не было болей, но вот стоило только чуть выбиться за рамки, чуть сильнее распрямить ногу или чуть сильнее попытаться согнуть пальцы боль возвращалась снова. Но деваться некуда, надо разрабатывать.

Сосед по палате Гоша тоже пробовал ходить. Изначально ситуация такова, когда человек лежит на кровати и двигается хоть как-то, повернуться в одну сторону, пошевелить ногой, покрутить головой, это одно дело, а вот когда человек лежит, замерев в одном положении словно египетская мумия, совсем другое. Когда Гоша в первый раз встал на костыли, он начал задыхаться, весь побелел и сказал, что ему плохо. Быстро вызвали врача, положили на каталку и куда-то уволокли. На следующий день я узнал, что во время подъема у него в ноге оторвался тромб и ушел куда-то наверх, товарища прооперировали и спасли. Мораль такова - нельзя валяться пластом. Движение это жизнь.

Когда я первый раз поднялся на ноги, посмотрел на себя в маленькое зеркало, которое висело на стене. Не жертва Освенцима, но весьма худой. Щеки ввалились, нос заострился, под глазами круги, сама морда бледная как мел. До попадания в больницу я серьезно занимался в спорт зале. При росте 168 см я имел вес в 74.5 кг. Когда я впервые попал домой я попросил принести мне весы. Пятьдесят восемь с половиной килограммов. -16 кг за месяц. Теперь когда мне жалуются на лишний вес я всегда смеюсь и говорю, что знаю отличный и действенный способ похудеть, а когда меня спрашивают подробности, я говорю, что три недели непрерывной боли отлично способствуют потере веса. Боль иссушает.

Близится время моей отправки домой. Настало время меня помыть. Три с половиной недели не мыться, это я вам скажу, что-то. Волосы на ощупь напоминают сальную проволоку. Помывка это отдельный процесс, при этом возможны два варианта мытья. В первом случае по старинке лезем в ванну и моемся в слабом растворе марганцовки. Во втором случае моются в специальном... назовем это устройство бассейном. Маленький бассейн из плотной резины раскладывается прямо под больным на кровати, и прямо там его моют.

Это были 1.5 часа счастья и эйфории. Меня прикатили на кресле каталке в маленький закуток с ванной, которая была аж черной от въевшейся в ее стенки марганцовки, я с горем пополам забрался в ванну, а затем дали горячую воду. Какой же это кайф смыть с волос и кожи, казалось бы уже намертво въевшийся запах гари, жженых волос и старого пота. Я плескался в этой бордовой воде пока вода не остыла. И не было в мире счастливее человека, чем я.

А вот процесс извлекания меня из ванны оказался тем еще приключением. Встать на дне я смог практически без посторонней помощи, но затем все дело застопорилось. Я не смог переступить через борт ванны. Казалось бы что такого? Поднял ногу, перенес вес тела и всего делов, ан нет. Нога не поднимается высоко, если чуть наклонится вперед, что тело само норовит грохнуться в сторону наклона. Мне понадобилось еще пол часа, чтобы выбраться из ванны, помогать мне было некому, я хоть и сильно сбавил к тому времени в весе, но поднять меня на руки у маман все равно бы силы не хватило, так что сам, все сам.
СТРАТАГЕМА № 7 "Извлечь нечто из ничего"
«Видишь суслика? — Нет. — И я не вижу. А он есть!» (ДМБ)

Оффлайн Romson

  • Соратник
  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 10343
  • V e n i, v i d i, f u g i Пришел, увидел, убежал
    • Просмотр профиля
Ожоги
« Ответ #14 : 08 Март 2017, 09:09:49 »
Выписка.

Ну вот и все. Сегодня врач сказала мне, что пора мне отправляться домой и уже там долечиваться на больничном, уже в домашних условиях. Сегодняшний день они подготовят все сопроводительные документы. Оформят больничный лист, дадут всякие справки и уже завтра я могу отправляться. Собрали вещи, ну как собрали, мама собрала, у меня то с мелкой моторикой все еще крупные проблемы. Пол ночи проворочался на кровати и не мог уснуть. На следующий день последний завтрак и вот мне уже подкатывают кресло-каталку. Прощаюсь с соседями по палате и на выход с вещами.

Конец августа, сентябрь еще не начался, но лето уже кончилось, воздух прохладен, как мне кажется. Меня выкатывают в кресле к приемному, а затем на пандус. Я задрал голову вверх и увидел синее небо. Никогда не думал, что это вид синего неба на меня произведет такой эффект, когда я заползал на заднее сиденье машины я плакал. Столько лет прошло, а я до сих пор помню то щемящее чувство в груди, которое появилось в тот момент, когда я задрал голову и смотрел на синее небо.

В обычной обстановке, когда человек едет в машине, в потоке других машин, он особо не замечает запахи выхлопных газов и тряску. Мне же мгновенно сделалось дурно от запаха и тряски. По этому попросил закрыть все окна и быстрее везти меня домой. Хотя закрытие окон вообще не помогло, меня мутило всю дорогу до дома.

Дом, милый дом.

С собакой случилась фирменная истерика, она забилась в самый дальний угол будки и визгливо подвывала, пока я прошаркивал до входной двери. По сколько до своей комнаты на втором этаже я добраться при всем желании не смогу, то решено было поселить меня временно в котельной, со всеми удобствами в виде железного эмалированного горшка и рации, на случай непредвиденных случаев. Верно говорят, что дома и стены помогают. По началу с утра, как единственная умеющая, мама заматывала мне ноги эластичными бинтами. Весь мой досуг можно описать одним, не слишком длинным предложением. Просыпался, ел, начинал ходить. Потом ложился и читал, попутно крутя в руке кистевой эспандер, его я сжимать даже и не пробовал, просто крутил в руках. Разрабатывал пальцы. Ладони от малейших усилий начинали потеть. Вот и весь досуг. Однажды, во время очередного забега по кругу в котельной, запнулся тапкой за край половика и с лязгом костей да грохотом плашмя грохнулся на пол, ноги-то не поднимаются, приходится по старчески шаркать. Что удивительно болели потом только пальцы на ноге, которой я запнулся за половик.

Повезли в меня в поликлинику по месту жительства, чтобы открыть новый больничный лист и показаться хирургу ну и на перевязку. Дошаркал с горем пополам до входа. Представьте фигуру в домашнем махровом халате, на голове капюшон, из рукавов проглядывают забинтованные кисти, лицо худое, костистое, под глазами тени. Двигается мелкими шаркающими шажками на слегка согнутых ногах, в домашних тапках. Вот это я. Впрочем я особо по сторонам не смотрел, все мое внимание было сосредоточено на железной лавочке, до которой мне надо было дойти.

Хирург на четвертом этаже. Если бы не лифт, то я бы наверное там бы и помер, на этой лестнице.

Пока сидел в общей очереди ловил на себе удивленные взгляды. потом прием и быстрая перевязка. Выписали рецепты на лекарства, проконсультировали. Все профессионально, быстро и привычно. Так же сказали, что мы бы могли и сами спокойно перевязываться, чтобы не мотаться через пол города. Затем мама отправилась оформлять очередной мой больничный, а я пошел сидеть в коридоре и жать. Через пять минут почувствовал, что что-то не то. Еще через 10 головокружение и слабость. Ну, думаю, сейчас я грохнусь в обморок. Тихим голосом прошу людей с очереди заглянуть в кабинет и сказать, что тут человеку плохо. Из кабинета хирурга сразу выскочила медсестра, которая меня перевязывала, подхватила меня под руку и потащила внутрь после чего уложила на кушетку, сбегала за нашатырем и дала мне его нюхнуть. Так и валялся на кушетке в уголке, пока за мной родительница не прибежала.

На четвертый день моей жизни в котельной я твердо решил оттуда свалить, ибо компьютер в комнате манил и притягивал. И я это сделал. Подъем по лестнице дался в общем-то даже легко, главное правильно себя за мотивировать, а уж месяц стоящий без меня компьютер это отличная мотивация.

Затем были пол года на разработку кистей рук и разгибание ног. Физиотерапия, мази, лекарства. По началу с болью и страданиями, потом просто с болью. С моментами черной меланхолии, когда меня заставляли что-то делать силой. Поездки в больницу и продление больничного листа. Плотные перчатки и майки с длинным рукавом, чтобы не пугать окружающих.
СТРАТАГЕМА № 7 "Извлечь нечто из ничего"
«Видишь суслика? — Нет. — И я не вижу. А он есть!» (ДМБ)