Просмотр сообщений

В этом разделе можно просмотреть все сообщения, сделанные этим пользователем.


Темы - ~XX~

Страницы: [1] 2 3 ... 9
3
Война / О тыловом обеспечении
« : 23 Февраль 2019, 12:11:50 »
Ещё в советские времена нам говорили, что в войсках НАТО, и в особенности у США службы тылового обеспечения раза эдак в 3-4 эффективнее и развитее чем в "красной армии", где "вам придётся всё тащить на себе".

https://vpk-news.ru/articles/48459?utm_referrer=https%3A%2F%2Fzen.yandex.com
Цитировать
Не только уставы пишутся кровью. Различные новшества и усовершенствования ВВСТ также рождаются в боевой обстановке. Но есть предметы экипировки и войскового имущества, которые долгие годы почему-то остаются, образно говоря, в тени конструкторов. Хотя в бою имеют огромное значение. Речь в данном случае о такой «мелочи», как устройства для снаряжения лент и цинковые упаковки для хранения боеприпасов. Насколько они удобны в обращении под огнем противника, когда дорога каждая минута? Об этом в новой рубрике «Военно-промышленного курьера» размышляет участник боевых действий в Приднестровье, Абхазии, Боснии и Косове.

Боеприпасы для стрелкового оружия и некоторых видов снарядов хранятся, как известно, в так называемых цинках. Это довольно надежная упаковка, удобная в транспортировке. Но при наличии очевидных достоинств открывание советского цинка занимает много времени и достаточно трудоемко.
Тыловая рутина

Несмотря на то, что в каждом или почти каждом ящике есть ключ-открывалка, его часто бывает трудно найти в нужный момент. Особенно в полевых условиях, тем более в боевой обстановке. В суете учений или горячке боя он, естественно, выпадает из поля зрения – то положишь его на землю и затопчешь, то кинешь в ящик, а кто-то этот ящик унесет или переставит, а другой боец просто забудет, куда положил...

Не все запасливые. Дал попользоваться – все равно, что потерял. Вынужден потом открывать цинк штык-ножом или просто ножом. По разным причинам не получается открыть аккуратно. Металл цинка крепкий и приходится прилагать усилия, иногда при этом повреждается боезапас.
Выход – всегда носить с собой ключ-открывалку. Так опытные солдаты, сержанты и поступают (хотя это приходит далеко не сразу). Под ключ-открывалку в таком случае выделяется отдельное место так, чтобы можно было без труда его достать. Где – личная фантазия каждого, например в кармане, подсумке.
Однако не только в этом проблема. На открытие каждого цинка, повторю, уходит много времени. В условиях боя это критичный фактор. Кто-то может сказать, что к бою нужно готовиться заранее. Мол, можно открыть упаковок столько, сколько потребуется. Но кто знает, сколько конкретно? Стычка с противником может оказаться на один выстрел. В другой раз бой затянется и будет идти долго. Никто с уверенностью не скажет, сколько времени и патронов придется затратить. Да, можно заранее подготовиться и вскрыть много цинков. Но в бою необходимо маневрировать, менять позицию, маскироваться. А это проще делать налегке, когда ничего не вываливается, не рассыпается. Поэтому пехотинцу (мотострелку) или подносчику боеприпасов удобнее взять с собой нераспакованные коробки, чтобы не растерять по дороге ценный груз.

    “ Прежде чем выстрелить, необходимо скребком снять с корпуса защитный слой, затем тщательно отмыть снаряд в солярке и обтереть насухо ”

После боя вскрытые коробки компактно уже не положишь. Даже небольшая тряска на пересеченной местности грузовика (БТР, БМП), и вот уже по кузову или внутренностям боевой машины катаются патроны, загрязняясь, деформируясь, теряясь. Можно, конечно, ссыпать их в деревянные ящики. Так зачастую и делают. Но ящик – габаритный предмет большого веса и в тесном внутреннем пространстве бронетехники очень неудобен.
Опытному бойцу известно, что боезапаса много не бывает. Одним боекомплектом никто не удовлетворяется. Потому стараются затариться при первой возможности по максимуму. Цинки укладываются на пол ровным слоем. По ним можно ходить. Если мешают – перекинуть в другое место. А с ящиком, доверху набитым патронами, проделать такой фокус в тесном броневом пространстве значительно труднее. Ящики с запечатанными цинками можно разместить по бортам машины за решетчатыми экранами. С открытыми коробками это уже не повторишь. Так что надо всегда хорошо думать, прежде чем вскрыть лишнюю упаковку.

Можно ли сделать открывание цинков более удобным? На упаковках западных армий этот процесс значительно облегчен: потянул за металлический тросик и коробка открылась. Секундное дело. Что, повторю, крайне важно: в бою, где на мгновение опередить противника означает спасти себе жизнь, даже секунда на вес золота. Тот, кто воевал, согласится со мной.
Помимо трудностей с распаковкой, есть проблема снаряжения патронами и снарядами лент. Существуют механизмы и приспособления, облегчающие и ускоряющие процедуру. За четверть века мне раза три довелось видеть эти «чудеса техники». Но в боевых подразделениях таковые, как правило, отсутствуют. Почему? По разным причинам. Иногда из-за поломки, в другой раз из-за задержек тыловых служб с выдвижением «на передок» и т. п. А подразделения, особенно пехотные, на вооружении которых находятся крупнокалиберные пулеметы, АГС, не могут позволить себе таскать с собой дополнительное оборудование. Скажем, машинка системы Ракова, предназначенная для снаряжения пулеметных лент патронами калибра 7,62х54 миллиметра, весит под три килограмма и обладает приличными габаритами. Станки для зарядки патронов 12,7 и 14,5 миллиметра еще больших размеров. Иметь такие непосредственно в боевых порядках, «на передке» – непозволительная роскошь. Лучше взять по дополнительному цинку патронов.
И опять же супостаты подсказывают нам подходящий вариант: уже на заводах снаряжать ленты для пулеметов и АГС боеприпасами. Куда как лучше иметь достаточный запас уже готовых к применению коробов, например, к АГС или крупнокалиберному пулемету, чем после отстрела последней ленты с тревогой наблюдать, что и напарник не успевает снарядить ее.
Бывают и такие ситуации. Хорошо, если у тебя четыре-пять снаряженных коробов, а ленты не помяты. Но случается, бой в разгаре, ты уже потратил боезапас, а отвлечься на забивку лент просто не имеешь возможности – нужно следить за обстановкой или менять позицию.
Глубокоуважаемый ящик
Вместо длительной рутины забивания патронов в ленты предлагаются два пути решения проблемы.

Первый – улучшение работы тыловых служб по всем параметрам с вменением им в обязанность снаряжения лент боеприпасами. Кто служил в Российской (Советской) армии, тот понимает, что требовать от этих служб хорошей работы и прибытия на передовую с точностью курьерского поезда просто нереально. Дай бог, чтобы они во время затишья хоть что-нибудь привезли. Да, бывают исключения из правил, когда, например, толковый командир организует с ними тесное взаимодействие и строго контролирует график подвоза боеприпасов. Но это случается редко. Я уж не говорю о работе диверсионных групп противника в тылу.

Поэтому подавляющее большинство подразделений на самообслуживании и живут по принципу «Сам не потопаешь, сыто не полопаешь». Не отрицаю: тыловые службы Российской армии совершенствуются. Они очень хорошо сработали в Сирии, многое сделали особенно в начальный период компании и в ходе нее, перевезли огромный объем материалов, в том числе боеприпасов. Надеюсь, такая положительная динамика будет только нарастать.

Второй вариант – наладить снаряжение боеприпасов в ленты, как уже сказал, непосредственно на заводах-изготовителях. В таком случае боевые подразделения получат уже готовое к работе изделие. Против данной идеи будут только те, кому плевать и на солдата, и на эффективность войск в целом. А аргумент – удорожание конечного продукта, поскольку производителю потребуется установить дополнительное оборудование, начать применять современные упаковочные материалы, благодаря которым сохранность боезапаса определенно улучшится.

Сегодня благодаря развитию технологий уже нельзя считать древесину безальтернативным вариантом. Дерево под воздействием неблагоприятных погодных условий рассыхается, гниет, разъедается насекомыми и так далее. Когда приходит время использовать боезапас, ящики от перетаскиваний и тряски при транспортировке начинают разваливаться. Цинки, мины, снаряды в самый неподходящий момент падают на ноги солдатам. Солдат с отшибленными пальцами – не беда, заживет. Проблема в том, что боеприпасы приходят в негодность, например, минометная мина с погнутым стабилизатором, вылетев из ствола, летит совсем не туда, куда намечено. Может шарахнуть и по своим.
Гильзы, особенно вышибных зарядов, мнутся так, что не влезают в казенник. Приходится либо рихтовать их с помощью молотка, деревянной выколотки и плоскогубцев, либо выкидывать незаметно в ближайший овраг или воронку. Вот так! На заводе сделали снаряд, хранили на складах, много раз перегружали, везли куда-то далеко. А потом его просто выкидывают. Можно сказать, что на войне многое приходит в негодность. Но зачем усугублять положение собственной безалаберностью?
Чтобы убедиться в правоте написанного, достаточно побывать на стрельбищах воинских частей и увидеть, в каком состоянии находится боезапас к моменту применения. Рассыхаясь или прогнив, деревянная тара уже не может уберечь боеприпасы от воздействия окружающей среды. Производители это хорошо знают и многие боеприпасы покрывают защитным слоем вязкого вещества, похожего на солидол. Покрыта этим веществом и мина к 82-мм минометам. Прежде чем ею выстрелить, необходимо скребком снять с корпуса защитный слой, затем тщательно отмыть снаряд в солярке, обтереть насухо. И все это делается в полевых условиях порой при резко минусовой температуре или под палящим солнцем. А то и под вражеским обстрелом.
Но и на этом подготовка мин к стрельбе не заканчивается – нужно выкрутить заглушку с места, куда вкручивается взрыватель. От длительного хранения в неблагоприятных условиях заглушка часто прикипает намертво. Часто от прилагаемых усилий она раскалывается. Тогда ее нужно выбивать, выковыривать из резьбы с помощью молотка, зубила, ножа, зачищать резьбу металлической щеткой.
На серьезный бой боезапаса нужно много. Несколько часов требуется, чтобы хорошо подготовиться. Утомленные тяжелой работой солдаты уже не могут быть внимательными и расторопными в бою, который может начаться на следующий день или через минуту. Поэтому на смену деревянному ящику должна прийти надежная современная снарядная упаковка.

Согласен, что деревянная тара во многом полезная вещь – это и топливо для обогрева, и мебель, и строительный материал для жилья и оборонительных сооружений в полевых условиях. Но все же упаковка прежде всего должна соответствовать первоначальному назначению – обеспечивать правильное хранение и надежную защиту боезапаса от повреждений во время транспортировки.
Мои предложения кому-то могут показаться второстепенными на фоне новейших образцов ВВСТ, выпускаемых нашей «оборонкой». Однако не стоит забывать, что всю эту чудо-технику необходимо снарядить, укомплектовать патронами-снарядами, а это весьма нелегкая работа. В конечном счете успех зависит от морального и физического состояния отдельного бойца или экипажа боевой машины. А если солдату улучшить условия, повысится его боевая эффективность. Он будет лучше воевать, с меньшей вероятностью погибнет.

В эмоциональном порыве некоторые высокопоставленные военные, представители ОПК могут сказать, что, мол, наши деды-отцы воевали без всяких изысков и стали победителями в Великой Отечественной. Но если так рассуждать, впору отказаться от всего нового и возвратиться к дульнозарядным пищалям, фузеям и мортирам. А на дворе уже ХХI век.
Александр Мухарев,
участник боевых действий

Опубликовано в выпуске № 6 (769) за 19 февраля 2019 года

На мой скромный взгляд, когда сам служил, для начала достаточно было начать с малого -  в ключах-открывашках делать в углу ручек маленькие отверстия. Через которые можно было их кольцами от использованных гранат или сигнальных ракет крепить эти постоянно проёбывающиеся ключи к чему и как угодно!
А машинки для снаряжения патронов в обязательном порядке иметь по одной на каждую бмп или бтр.
И даже место есть где её можно крепить жёстко и штатно - в пространстве по над спинками сидений. В БМП можно сдвинуть ближе к задним дверям.  Можно так крепление организовать, что бы не вставая с сиденья заниматься снаряжением в "свободное время" вообще не выходя из под брони.

5
Какой всё-таки интересный канал.
Цитировать
Смотрю твой канал и не понимаю. Ты на другую планету что ли улетел? А где чмошный дневальный, которому все проходящие офицеры фанеру пробивают? Зачем нужно там много туалетов? Достаточно ведь 3 на 150 человек, и один душ с ледяной водой? Как служат эти американцы, не понимаю....
https://www.youtube.com/watch?v=3fjMigAqtic

зы Где бойцы стирающие труселя в холодной воде в раковинах умывальников? Где проёбывающиеся от построений и нарядов чурки? Непорядок.

6
Серёгу, редко сюда заглядывающего, с праздником!

7
Разное / Шо это такое?
« : 15 Июнь 2018, 19:49:17 »
Родня занимается стройками от прорабства до всяческих котельных и прочих коммунальных сетей. После частенько остаются материалы, инструмены и прочая оснастка от заказчиков. Сёдня обнаружили среди остатков прочего тряхомудия пару десятков вот таких штук. И понять не можем что это и откуда???
Пластиковая трубка с одной стороны медная горловина с другой куда-то вкручивающийся штуцер.
Где эта хрень применяется и как её собственно зовут?


8
Сёдня доделал восемь штук мишеней, на одно упражнение по количеству выстрелов в магазине. С качающимися флажками. 4 штуки -с флажками 13х13, 4 штуки - 13х26, для спортивной стрельбы дробью.

Каждая мишень:
1 стальная пластина  толщиной 2,5 мм вышеуказанных размеров (материал остался после изготовления стального шкафа)
1 метр арматурины d10mm (40 руб\метр в магазине) заточенный с нижнего конца
12-13 сантиметров арматуры d6mm (завалялась в отходах)
2 трубки d10mm длиной по 6 см - были первоначально выбиты, а затем попилены из грядушки завалявшейся на огороде старой кровати. Ушло ровно 2 трубы. В детстве мы из этих плевательницы делали. Ох бабки с мамками нас за это....
Всего потрачено - 3 электрода АНО-21 "Стандарт" 2мм. Не лучший выбор, варить ими водо- или газопровод нельзя - много каверн! Но других не оказалось, а  для наших целей сгодится.

Эх, если будем живы, - завтра на стрельбище собьём шлак со швов.  8)

9
Курилка / Ё**ные блоховозы!
« : 03 Февраль 2018, 18:33:48 »
На прошлой неделе на улице бродячие шавки загрызли любимого кота (семьи моего брата). Неизменный спутник всех  моих ремонтов в течении последнего полугодия и незаменимый антидепрессант - R.I.P.
Мы за тебя отомстим. Круг подозреваемых установлен, ружьецо расчехлено. Травмат будет возиться обязательно.  >:(
Четвероногих пидарасов ждёт банка Exact Jumbo Monster и пара коробок "дореформенных".

10
Авиация / Авиадроны
« : 23 Декабрь 2017, 14:33:28 »
Ручные, и не совсем, системы разведки и удара с воздуха.
https://www.popmech.ru/weapon/13651-barrazhiruyushchie-boepripasy/

11
Никакой выживальщины и прочих ...здостраданий в теме. А только о вкусняшках.
Например вот - https://p-syutkin.livejournal.com/420452.html?media


12
Статью позаимствовал с http://werewolf0001.livejournal.com/3702987.html?media
Некоторые моменты спорны, но в целом с автором согласен!
Цитировать
сожалению, это факт. В оружейной гонке (имеется в виду ручное стрелковое оружие) – американцы вырвались вперед и на сегодняшний день уже далеко впереди. Цифрами продаж обольщаться не стоит – на рынке США популярным продуктом является винтовка Мосина, но является ли это доказательством успехов нашей оружейной промышленности. Первопричиной такого положения дел является устаревшее, происходящее от советского оружейное законодательство, в котором человек с оружием рассматривается как источник повышенной опасности, от которого надо защитить и общество и государство. Производство же оружия у нас и вовсе регламентируется не законом, а подзаконными актами, которые в принципе не рассматривают оружие как товар и не оставляют шанса частной инициативе. Требования к предприятиям, производящим оружие, рассчитаны, по сути, на то, чтобы предприятие выдержало вражескую бомбежку. Понятно, что о какой-то конкурентоспособности – говорить не приходится.
Однако, все это имеет далеко идущие последствия. Тратятся, причем часто нерационально огромные государственные средства, при этом закладывается стратегическое отставание нашей страны в важнейшем компоненте безопасности. Итог может быть таким же, как во время Крымской войны.
Грубой ошибкой является то, что при производстве оружия основным заказчиком у нас является государство и оно же финансирует все НИОКР по оружию. На самом деле – так давно уже никто не делает. На Западе – основным является гражданский рынок, и он же является основным покупателем, государственный же заказчик выбирает решения, проверенные эксплуатацией на гражданском рынке и прошедшие испытания за частный же счет. НИОКР финансируют сами оружейные фирмы, борющиеся за госзаказ и получающие прибыль от гражданского рынка. Конструкции, проигравшие в конкурсе – чаще всего все равно запускаются в производство и таким образом, затраты на их создание окупаются за счет продаж на гражданском рынке.
Наиболее катастрофическое отставание России – наблюдается в производстве боеприпасов для стрелкового оружия. Калибр 9​*39 значительно уступает 300BLK и является неконкурентоспособным, а последняя наша «большая» разработка в области боеприпасов – это 5,45*39. Который теперь тоже уступает 5,56*45, хотя при создании превосходил. В России практически отсутствует производство высокоточных боеприпасов, что является угрозой национальной безопасности.
Причина этого в том, что рынок нарезного стрелкового оружия в России крайне мал из-за законодательных ограничений, переснаряжение запрещено, «экокультура» в виде стрелковых тиров и клубов находится в зачаточном состоянии. Все это приводит к тому, что частные лица и организации не могут экспериментировать с оружием и патронами, как это делают американцы. Результат налицо.
Практически все успешные патроны нового времени созданы частными лицами и для частных нужд, а не государством. Патрон 5,56 Мк262, который сейчас является основным для американского спецназа и дает возможность вести огонь из винтовки М16 на 700 метров – создан стрелками IPSC, которые искали возможность стрелять винтовками 5,56 в «мажорном» классе. 300BLK, единственный конкурентоспособный патрон помимо 5,56*45 и 7,62*39 – создан частной оружейной компанией, которая создавала патрон, идентичный по баллистике 7,62*39, но позволяющий использовать стандартный магазин М4. Патрон получился уникальный – в разных его вариантах он может конкурировать и с 5,56*45 и с 9*39 являясь его полноценной заменой. То есть не нужно иметь, допустим, ВСС Винторез в дополнение к автомату, достаточно иметь глушитель к штатному оружию и патроны с тяжелой пулей.
338 lapua magnum – результат частных экспериментов, как и 6,5*47 Lapua. Новый уникальный калибр 6,5 Creedmore с траекторией 300WM, но отдачей меньше чем у 7,62*51 NATO – создан как спортивный фирмой Hornady в 2007 году. В то же время – практически все проекты по новым патронам, инициированные государством США – провалились. Провалилась идея безгильзовых боеприпасов (и винтовка G11). Провалился ведшийся в конце 70-х конкурс на 6 мм ручной пулемет. Фактически провалился на рынке патрон 6,8 Remington – он присутствует, но до успеха 300BLK ему далеко. Единственное исключение в этом безрадостном списке – 4,6*30 созданный Хеклер-Кох. Но надо заметить, что и патрон, и пистолет-пулемет под него (МР7) – фирма начинала как инициативный проект без государственного заказа на него.
Я не упоминаю патрон, который видимо, сыграет в будущем – 510 Beck, позволяющий сделать винтовку 50 калибра в габаритах и в магазине Ar10. Идеологическим конкурентом для него является наш 12,7*55 и винтовка Выхлоп под него, но если наш патрон может быть и конкурентоспособен, то от винтовки отказываются те части, в которые она поступает. Если ее и можно как то рассматривать – то как технический курьез, но созданный на бюджетные деньги.
Рынок США огромен и за счет частной инициативы появляются десятки новых патронов и вариантов уже существующих каждый год. Раз в несколько лет появляются действительно гениальные варианты, которые и завоевывают рынок. В то же время мы – продолжаем клепать оружие под морально устаревшие патроны – мы даже не можем позаимствовать американские из-за ограничений при программе испытаний (откровенно вредительских) и того же запрета на переснаряжение патрона. Чтобы произвести у нас какой-то патрон – нужно сначала испытательный патрон, а испытательный производить дорого и сложно и никто не хочет этим заниматься. Значит, не будет и оружия под новые патроны, потому что испытывать нечем, а новых патронов нет, потому что нет оружия под них. Круг замкнулся.
Точно так же – ситуация обстоит и с оружием. За счет частных средств и с ориентацией на частный рынок – на рынке США происходит постоянное совершенствование конструкций оружия, прицелов к ним и всего прочего. Появились полуавтоматические винтовки с точностью менее 1МОА и болтовки с 0,5МОА из коробки и по вменяемой цене. Появились полуавтоматы калибров 300 и 338. Появились быстроразборные и складные Ar15. Появились особо легкие Ar15 с весом 2 кг и даже менее. Практически все успешные проекты в области снайперского оружия – частные проекты частных фирм. Барретт М82, который приняли на вооружение более 40 государств мира – создал бывший фотограф за свои деньги. SR25 – не было бы, если бы не фермер из Флориды по имени С. Рид Найт – он перестал заниматься апельсинами, только когда на Найт Армамент работало 70 человек.
У нас же все глухо. Закончилась патентная защита на наш крайний «большой» продукт – Сайга-12, фактически создавший под себя рынок. Теперь – ждите китайцев и турок, тем более что свои варианты представили и те и другие.
Заводы, которые занимаются производством оружия – государственные и их все устраивает, так как им постоянно поступают деньги на НИОКР, которые они и осваивают. Часто с отрицательным результатом. В США тоже бывают отрицательные результаты – но их оплачивает не государство, а частные лица, которые экспериментируют в свое удовольствие и за свой счет. Таким образом, мы тратим деньги и при этом ухудшаем свое положение, теряя созданные заделы.
Малое количество нарезного оружия армейского типа на руках при малой мощности оружейных производств и сосредоточенности их в двух-трех местах – представляет для нас угрозу в случае большой войны. В случае нападения НАТО – сосредоточенные в двух-трех городах производства будут быстро поражены ракетами, и производство остановится – а у нас останется только то, что есть на складах и на руках. Причем склады вероятно тоже подвергнутся атакам. И если в США за счет либерального оружейного законодательства есть как огромный подготовленный мобилизационный резерв, так и запасы оружия армейского типа – то у нас нет ни того ни другого.
Что надо сделать?
1. Принять новый закон об оружии и либерализовать рынок, в частности отменить срок ожидания на нарез или сократить его до 1-2 года, приравнять 22 калибр к гладкостволу, разрешить короткоствол. Отменить ограничения на количество оружия в одних руках.
2. Изъять процесс выдачи лицензий у Нацгвардии и передать в Минюст. Те, кто занимается борьбой с преступностью – не должны заниматься разрешительной работой, потому что они кровно заинтересованы в том, чтобы оружия на руках было как можно меньше.
3. Принять закон о производстве оружия и боеприпасов и зафиксировать там требования к производителям, запретив тем самым надзорным органам ужесточать их своими подзаконными актами.
4. Разрешить производство всех частей оружия кроме стволов непрофильным предприятиям. Тем самым резко сократится себестоимость и улучшится качество, потому что детали будут производиться на высокоэффективном и постоянно загруженном оборудовании.
5. Начать развивать околооружейную индустрию, в частности за счет льготного выделения земли под тиры и стрельбища и прописания в новом оружейном законе обязательности нормального, полноценного обучения с практикой в стрелковом клубе.

Если мы сделаем все это – отставание от США получится ликвидировать, и быстро, так как традиции производства оружия в России давние и богатые, и мастеров хватало всегда. Надо просто им не мешать и не связывать руки.

WEREWOLF2017

13
Для рассмотрения решения на федеральном уровне осталось 99 195 голосов!

https://www.roi.ru/31161?login=esia&login=esia
Цитировать
Согласно действующему Федеральному закону от 24.07.2009 г. № 209-ФЗ "Об охоте и о сохранении охотничьих ресурсов и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" пристрелка оружия в охотугодьях не является охотой и подпадает по действие статьи 20.13 КоАП ч.2 Стрельба из оружия в населенных пунктах или в других не отведенных для этого местах - влечет наложение административного штрафа в размере от сорока тысяч до пятидесяти тысяч рублей с конфискацией оружия и патронов к нему либо лишение права на приобретение и хранение или хранение и ношение оружия на срок от полутора до трех лет с конфискацией оружия и патронов к нему.
А между тем пристрелка охотничьего оружия перед охотой (особенно с нарезным стволом) является необходимым и важным мероприятием для успешной охоты и добычи животного с минимальными для него страданиями, а также для уменьшения вероятности получения подранка в результате охоты.
По действующему законодательству пристрелка оружия может производится только в специально оборудованных тирах или на стрельбищах, которые во многих регионах отсутствуют вовсе.
То есть охотники любители поставлены практически в безвыходное положение, так как не имеют возможности законно произвести пристрелку оружия, например после установки нового прицела или смены боеприпаса. Такая обстановка также способствует увеличению вероятности мздоимства чиновниками на местах.
Цитировать
Внести изменение в Федеральный закон от 24.07.2009 г. № 209-ФЗ "Об охоте и о сохранении охотничьих ресурсов и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" с целью разрешить производить пристрелку охотничьего оружия в охотугодьях в установленные для охоты сроки при наличии путёвки и разрешения на хранения и ношение охотничьего оружия с соблюдением необходимых мер безопасности, и считать неправомерным применение в таком случае статьи 20.13 ч.2 КоАП.

14
Коллекторам отказали в прямом доступе к данным об имеющемся у заемщиков оружии. Об этом «Известям» сообщили в Федеральной службе судебных приставов (ФССП). Подобные сведения могут предоставляться взыскателям долгов только по решению суда.

ФССП отказала коллекторам в доступе к данным об оружии на досудебной стадии возврата долга, о чем взыскатели просили в августе 2016 года. Как следует из ответа приставов на запрос «Известий», взыскатели долгов смогут узнать о наличии у должников оружия лишь на стадии исполнительного производства, то есть только после решения суда.

— Стороны исполнительного производства (должник, взыскатель и их представители) вправе знакомиться с материалами исполнительного производства, делать из них выписки, снимать с них копии, — пояснили «Известиям» в пресс-службе ФССП.

При этом, продолжает представитель пресс-службы ведомства, коллектор вправе обратиться к судебному приставу-исполнителю, ознакомиться с полной информацией о ходе исполнительного производства, в том числе с полученными ответами из регистрирующих органов. Например, данными территориальных органов внутренних дел о зарегистрированном оружии.

Письмо приставам с просьбой разрешить узнавать об оружии граждан направляла Национальная ассоциация профессиональных коллекторских агентств (НАПКА) летом прошлого года. Как тогда отмечали коллекторы, это могло способствовать более эффективному взысканию просроченной задолженности с заемщиков. По логике коллекторов, оружие говорит о наличии у должника ценного имущества, ведь оно используется для охраны и само по себе нередко дорого стоит. Любой вид оружия и его содержание требуют существенных затрат, указывали коллекторы, обращаясь в ФССП.

Коллекторы поясняли, что данные об оружии могут обезопасить их взаимодействие с должниками. Когда коллекторы приходят к заемщикам, их не всегда ждет теплый прием. И оружие здесь важный фактор — коллекторы пытаются узнать о нем заранее, иногда неофициальным путем.

Предложенный ФССП вариант коллекторы восприняли позитивно. По их мнению, в любом случае это лучше, чем полный отказ в доступе к данным об оружии. Сценарий, предложенный ведомством, поможет в работе коллекторам, взыскивающим задолженность через суд. В рамках исполнительного производства они смогут оценить, есть ли оружие у заемщика, и подготовиться к визиту.

По словам первого вице-президента НАПКА Александра Морозова, отрасль сейчас нуждается в выработке единой политики и правоприменительной практики.

Коллекторы признают, что в масштабах всей страны количество заемщиков, имеющих оружие, невелико.

— В стране зарегистрировано оружие у 4,5 млн граждан из 146,5 млн человек, на каждого из этих 4,5 млн приходится около 1,5 единиц, — подсчитала президент коллекторской компании «Секвойя кредит консолидейшн» Елена Докучаева. — Из этого числа какое-либо пересечение — коллектор–должник — возможно лишь в 5% случаев.

Эксперты не видят связи между наличием у граждан оружия и их платежеспособностью. Директор департамента по работе с просроченной задолженностью Бинбанка Сергей Голец уверяет, что возврат долга скорее зависит от наличия у должника недвижимости, автомобиля или дохода, а не оружия.

— Оружие в первую очередь используется для охоты или спортивной стрельбы, а не для охраны имущества, — пояснил Сергей Голец. — Иногда оружие само представляет существенную ценность, но достаточно редко — и в таких случаях есть большая вероятность того, что у его владельца есть что-то другое, на что можно обратить взыскание.

Страницы: [1] 2 3 ... 9